Да исправиться молитва моя яко кадило пред тобою

Чудотворные слова: да исправиться молитва моя яко кадило пред тобою в полном описании из всех найденных нами источников.

Да исправиться молитва моя яко кадило пред тобою

Литургия эта так названа потому, что для причащения верующих употребляется преждеосвященный и напоенный Кровию Христовою Агнец. Этот Агнец освящается обыкновенно на предшествующей литургии Василия Великого или Иоанна Златоустого.

Литургия эта совершается по средам и пятницам Великого поста и в первые три дня Страстной седмицы.

Учреждение этой литургии относится к первым векам христианства, но в том виде, в каком она дошла до нашего времени, письменно изложил ее святой Григорий Великий, папа Римский, называемый Двоесловом, живший в VI веке по Рождестве Христовом, — до отпадения Западной Церкви от Восточной.

Вечерня на литургии Преждеосвященных Даров — до малого входа совершается по обыкновенному чину.

После пения гимна Свете тихий чтец посреди церкви читает две паремии: одну — из книги Бытия, повествующую о сотворении мира, грехопадении Адама и Евы и несчастных его последствиях, другую — из Притчей Соломоновых.

После первой паремии священник, стоящий пред престолом, появляется в царских вратах, держа в руках кадило и стоявшую пред Святыми Дарами свечу, осеняет крестообразно народ и возглашает:

Этими словами священник указывает на тот Божественный Свет, который в Ветхом Завете, до пришествия Иисуса Христа на землю, просвещал, среди языческой тьмы Богоневедения, ветхозаветных праотцов и пророков.

При этом благословении предстоящие преклоняются до земли, изъявляя тем свое благоговение к Превечному Свету, просвещающему все концы земли.

После второй паремии три певца отделяются от хора и, став пред царскими вратами, поют следующие стихи из 140-го псалма Давида:

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя.

Непщевати — думать, придумывать, считать.

Вина — извинение, оправдание.

Самая литургия Преждеосвященных Даров начинается ектениями об оглашенных. После ектений открываются царские врата и вместо Херувимской песни хор поет:

Ныне силы небесныя с нами невидимо служат: се бо, входит Царь славы, се, жертва тайная совершена дориносится. Верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем. Аллилуиа.

Во время пения этой песни Святые Дары переносятся с жертвенника на престол, причем все предстоящие преклоняются до земли, воздавая тем должное поклонение Телу и Крови Христовой. При этом перенесении Святых Даров поминовения членов Церкви не бывает, так как оно сделано было на той литургии, когда освящались Святые Дары. По великом входе следует приготовление верующих к причащению, самое причащение, благодарение за причащение и конец литургии, по порядку литургии свт. Иоанна Златоуста.

Толкование на сто пятьдесят псалмов

«Псалом Давиду». И сей псалом заключает в себе одну мысль с предыдущим. Гонимый Саулом умоляет Бога.

Пс.140:1 . Господи! к тебе взываю: поспеши ко мне, внемли голосу моления моего, когда взываю к Тебе.

«Господи, воззвах к Тебе, услыши Мя» . Воззванием называет Пророк ревность души. Так и молчавшему Моисею Бог сказал: «что вопиеши ко Мне» ( Исх. 14. 15 ).

«Вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе». С благоволением, говорит Пророк, приими моление мое, Владыка.

Пс.140:2 . Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздеяние рук моих – как жертва вечерняя.

«Да исправится молитва моя яко кадило пред Тобою: воздеяние руку моею, жертва вечерняя» . С молитвою соединил Пророк упражнение в добродетели. Ибо сие означает «воздеяние рук» ; потому что руки даны нам на делание. Пророк умоляет, чтобы молитва возносилась, подобно курению фимиама, и была также благоуханна, а равно и распростертие рук уподоблялось жертве вечерней. Упомянул же о жертве вечерней, а не утренней, потому, что находился в бедствиях и скорбях, а бедствие подобно тме и ночи.

Пс.140:3 . Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих.

«Положи Господи хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих» . Создатель дал языку две ограды, ограду зубов и ограду устен, удерживая сим неразумныя его стремления. Впрочем Пророк испрашивает другаго хранения, чтобы в негодовании не сказать чего нибудь неприличнаго. А что, гонимый Саулом, не позволял он себе сказать иногда что-либо хульное, свидетельствует об этом история. Когда другие покушались убить Саула, Давид именовал его «христом Господним» , и обращая к нему речь, называл себя рабом его; возвестившаго же об убиении Саула и хвалившагося, что им совершено убийство, предал смерти, сказав: «кровь твоя на главе твоей» , потому что сказал ты: «аз убих христа Господня» ( 2Цар. 1, 16 ).

Пс.140:4 . Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым для извинения дел греховных вместе с людьми, делающими беззаконие, и да не вкушу я от сластей их.

«Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех» . Умоляет о хранении не только языка, но и самых движений мысли, чтобы не нашлось в них инаго какого помысла, противнаго божественным законам. Вместо сего: «непщевати вины о гресех» , Симмах сказал: противузаконныя мысли. И по переводу Седмидесяти разуметь сие должно так: блаженный Давид мог разсуждать: Саул мне враг и неприятель, желает убить меня; поэтому, нет несправедливости умертвить такого человека, потому что и закон повелевает: «возлюбиши искренняго твоего и возненавидиши врага твоего» ( Матф. 5, 43 ). Но, провидя евангельский образ жизни, возжелал он жить по оному, и молится, чтобы не встречать никакого повода ко греху.

«С человеки делающими беззаконие: и не сочтуся со избранными их». Так поступают, говорит Пророк, делатели беззакония; а у меня да не будет никакого общения с ними, если они и на верху благополучия. Ибо «избранными» , называет здесь людей лукавых и благоденствующих.

Пс.140:5 . Пусть наказывает меня праведник: это милость; пусть обличает меня: это лучший елей, который не повредит голове моей; но мольбы мои – против злодейств их.

«Накажет мя праведник милостию и обличит мя, елей же грешнаго да не намастит главы моея» . Предпочтительнее для меня, говорит Пророк, когда праведные для вразумления и пользы огорчают, нежели когда предлагают приятное люди грешные, хотя бы это, подобно елею, делающему главу светлою, и доставляло мне радости в жизни. Лучше желаю быть вразумлен праведными, нежели пользоваться услугами грешных.

«Яко еще и молитва моя во благоволении их». Симмах перевел сие так: еще и молитва моя не простирается далее злобы их. Столько далек от желания себе благоденствия их, что и им желаю перемениться, чтобы с переменою благополучия изменились и сами они, отложив злобу свою.

Пс.140:6 . Вожди их рассыпались по утесам и слышат слова мои, что они кротки.

«Пожерты быша при камени судии их» . В непродолжительном времени, говорит Пророк, сделаются они ничтожными, и обольщенные высотою владычества, подобно скалам в море сокрытым под водами, будут потоплены в глубине, то есть, преданы забвению.

«Услышатся глаголи мои, яко усладишася». Дознав же опытом истину слов моих, ощутят их приятность и пользу.

Пс.140:7 . Как будто землю рассекают и дробят нас; сыплются кости наши в челюсти преисподней.

«Яко толща земли проседеся на земли, расточишася кости их при аде. Толщею земли» , Пророк называет непрерывную связность земли, которая, будучи разрезана плугом, делится на глыбы. Подобно сим глыбам, говорит он, и те, которые стоят ныне твердо, сокрушены будут смертию, и кости их разсыплются во гробах. Ибо сим «при аде» назвал гробы.

Пс.140:8 . Но к Тебе, Господи, Господи, очи мои; на Тебя уповаю, не отринь души моей!

«Яко к Тебе, Господи, Господи, очи мои: на Тя уповах, не отъими душу мою» . Не полагаюсь ни на что человеческое, но ожидаю Твоей помощи, и умоляю не лишить ея душу мою.

Пс.140:9 . Сохрани меня от силков, поставленных для меня, от тенет беззаконников.

«Сохрани мя от сети, юже составиша ми, и оть соблазн делающих беззаконие» . О сих сетях и соблазнах упоминал Пророк и в предыдущем псалме. «Сетями» же и «соблазнами» называет злоумышления, от которых и умоляет избавить его.

Пс.140:10 . Падут нечестивые в сети свои, а я перейду.

«Падут во мрежу» , то есть, Божию, «грешницы» . Раставлявшие сети другим, как бы некою мрежею, объяты будут Божиим наказанием, потерпят, что сами делают, и впадут в уготованное ими другим.

«Един есмь аз, дондеже прейду». А я буду всегда далек от этого, пока не прииму конца жизни.

Источник: Псалтирь с объяснением каждого стиха блаженного Феодорита, епископа Кирского

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Да исправиться молитва моя яко кадило пред тобою

Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на псалмы

Беседа на псалом 140

1 Псалом давиду. Господи, воззвах к тебe, услыши мя: вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к тебe.

2 Да исправится молитва моя яко кадило пред тобою: воздeяние руку моею, жертва вечерняя.

3 Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих.

4 Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о грeсeх с человeки дeлающими беззаконие: и не сочтуся со избранными их.

5 Накажет мя праведник милостию и обличит мя, елей же грeшнаго да не намастит главы моея: яко еще и молитва моя во благоволениих их.

6 Пожерты быша при камени судии их: услышатся глаголи мои, яко возмогоша (усладишася).

7 Яко толща земли просeдеся на земли, расточишася кости их при адe.

8 Яко к тебe, Господи, Господи, очи мои: на тя уповах, не отими душу мою:

9 сохрани мя от сeти, юже составиша ми, и от соблазн дeлающих беззаконие.

10 Падут во мрежу свою грeшницы: един есм аз, дондеже прейду.

1 Псалом Давида. Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня, вонми гласу моления моего, когда я взываю к Тебе.

2 Да возносится молитва моя, как фимиам, пред Тобою, поднятие рук моих – да будет (как) жертва вечерняя.

3 Положи, Господи, хранение устам моим и дверь в ограждение уст моих.

4 Не уклони сердце мое к словам лукавым, для измышления извинения во грехах вместе с людьми, совершающими беззаконие, и да не соединюсь с избранниками их.

5 Наставит меня праведник милостиво и обличит меня, елей же грешника да не помажет главы моей, но и молитва моя (да не будет) в благоволении у них.

6 Пожраны были близ камня судии их, услышаны были слова мои, ибо они могущественны.

7 Как глыба земли распадается на земле, так кости их рассыпались при аде.

8 Но к Тебе, Господи, Господи, очи мои (обращены), на Тебя я уповал: не отними душу мою.

9 Сохрани меня от сети, которую расставили для меня, и от соблазнов (со стороны) делающих беззаконие.

10 Падут в сеть свою грешники, а я один останусь, пока не перейду (ее).

Что же говорит пророк? “Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня“. Что, скажи мне, говоришь ты? Потому ли, что ты воззвал, требуешь быть услышанным, и представляешь эту причину, как достаточную, чтобы тебе быть услышанным? Следовательно, теперь нужны люди с громким и сильным голосом? Но это было бы неосновательно. Чем согрешил тот, у кого голос слабый и тихий и язык медленный? Не таков ли был Моисей, и однако он был услышан скорее всех? Не больше ли всех взывали иудеи, и однако Бог не внял молитвам их? Сильный и слабый голос – это совершенство и недостаток природы; но это не служит основанием ни быть услышанным, ни быть неуслышанным, потому что не заслуживает ни похвалы, ни порицания. Бывает много природных совершенств и у порочных людей. Не был ли благообразен и прекрасен Авессалом, и даже до кудрей волос не простиралась ли красота тела его? И что же? Не был ли плешив Елиссей, так что дети смеялись над ним? Но ни первому красота не принесла никакой пользы, ни последнему неблагообразие не причинило вреда. Что я говорю о слабом голосе, или медленном языке, когда и молчавший Моисей и не говорившая Анна были услышаны? А обращаясь к иудеям, Бог сказал: “когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу” (Ис.1:15). Что же выражает Псалмопевец словами: “Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня“? Он разумеет здесь внутреннее воззвание, которое произносит сердце воспламененное и дух сокрушенный, которое произнося и Моисей был услышан. Как человек, взывающий голосом, напрягает всю свою силу, так и взывающий сердцем напрягает весь ум свой.

2. Такого воззвания требует Бог, воззвания, которое происходит от сердца и не дозволяет поющему зевать и развлекаться. Впрочем, не только Он требует такого воззвания, но и молитвы к Нему. Есть много людей, которые стоят и не взывают к Богу; уста их взывают к Богу и произносят имя Божие, а ум не разумеет ни одного слова. Такой человек не взывает, хотя и громко произносит слова, и не молится Богу, хотя и кажется молящимся Ему. Не так – Моисей; он взывал, и был услышан; потому и Бог сказал ему: “что ты вопиешь ко Мне?” (Исх.14:15)? И не только когда взывал, но и когда молчал, он получал желаемое, потому что оказывался достойным того, чтобы быть услышанным. Если хочешь видеть и грешников, усердно молившихся, громко взывавших и получавших просимое, то посмотри на блудницу, молившуюся молча; посмотри на мытаря, получившего оправдание одною молитвою. Так взывает и Псалмопевец, почему и говорит: “Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня“; поэтому и просит быть услышанным.

Когда я взываю к Тебе“. Посмотри и на другое достоинство его молитвы. Не потому он просит быть услышанным, что молится усердно, но и потому, что приносит молитву, достойную недремлющих очей Божиих. Какая же это молитва? Та, когда кто молится не против врагов, не о богатстве и прибытке, не о власти и славе, и ни о чем-нибудь из благ тленных, но о благах нетленных и вечных. “Ищите же“, говорит Господь, “прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам” (Мф.6:33). “Когда я взываю к Тебе“. Видишь ли, как он желает, чтобы и мы взывали с усердием, с ревностью? Ведь в это особенно время диавол строит нам козни. Он знает, что молитва есть величайшее оружие, и что, хотя бы мы были грешниками и достойными осуждения, мы можем совершить многое, если молимся с ревностью и согласно с законами Божиими; потому он тогда и старается вселить в нас беспечность и внушить порочные помыслы, чтобы сделать для нас молитву бесплодною.

Зная это, мы должны охранять от него наше усердие и никогда не молиться против врагов, но подражать апостолам. Они, претерпевши тысячи бедствий, находясь в узах, подвергаясь крайней опасности, прибегали к молитве и говорили: “воззри на угрозы их“. А затем что? Не говорили: сокруши или умертви их, как многие часто говорят с проклятиями; нет, а что? “Дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слово Твое“. Как и каким образом? Не умерщвлением ли противников? Не уничтожением ли и погублением их? Нет, а как? “Как Ты простираешь руку Твою на исцеления и на соделание знамений и чудес именем Святаго Сына Твоего Иисуса” (Деян.4:29,30). Видишь ли молитву, исполненную любомудрия, в которой и после таких бедствий не испрашивается никакого наказания врагам? Но так молились они, находясь еще в живых и имея дыхание; а Стефан, уже оставляя настоящую жизнь, не только не просил зла врагам, но и старался бросавших в него камни и убивавших его спасти молитвою своею от гнева Божия за такое их беззаконие и взывал: “Господи! не вмени им греха сего” (Деян.7:60). Какое же может быть прощение, какое оправдание тем, которые молятся против врагов?

Как может быть услышана такая молитва, когда она возносится вопреки заповедям Божиим? Не будем же говорить ничего подобного. Нам не только не должно молиться против врагов, но даже должно истреблять в себе гнев против них; потому и говорит апостол: “желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения” (1Тим.2:8); т.е. если ты имеешь врага, то истреби гнев, и таким образом приступай к Господу, и не только устами не говори ничего против него, но и душу очисти от этого яда. Если такова будет молитва твоя, и если ты будешь усердно призывать Бога, то прежде, нежели окончишь молитву, будешь услышан. Этого и просит Псалмопевец, когда говорит: “вонми гласу моления моего, когда я взываю к Тебе“. И сам Бог обещал это: “ты воззовешь“, говорит, “и Он скажет: “вот Я!” (Ис.58:9). “Да возносится молитва моя, как фимиам, пред Тобою“. Другой (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): да поставится молитва моя, как кадило пред тобою ( ταχθήτω ). Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): да уготовится ( έτοιμασθήτω ). “Поднятие рук моих – да будет (как) жертва вечерняя“. Другой (неизвестный, см. Ориг. Экз.): дар вечерний ( δω̃ρον ). Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): приношение вечернее ( προσφρὰ ).

Чему хочет научить нас пророк, говоря о жертве вечерней? В древности было два жертвенника: один сделанный из меди, другой – золотой; первый был всенародный, назначенный почти для всех жертв народа; а последний находился в святилище, за завесою. Но, чтобы сказанное нами было яснее, постараемся изложить этот предмет с начала. У иудеев в древности был храм, длиною в сорок локтей, а шириною в двадцать. Десять локтей этой длины отделялись внутри завесою, и отделенная часть называлась: святое святых; а находившаяся вне завесы – просто: святое. И все сияло золотом.

3. Некоторые говорят, что и верхняя доска (того жертвенника) была скована из золота. Туда один первосвященник входил однажды в год; там находился и кивот, и херувимы; там и стоял золотой жертвенник, на котором приносился фимиам, и который не для чего иного был устроен, как только для фимиама. Это происходило однажды в год. Во внешнем же храме находился жертвенник медный; на нем каждый вечер был приносим и сожигаем агнец. Это называлось жертвою вечернею, потому что была и утренняя жертва, и дважды в день надлежало зажигать жертвенник в храме, кроме других жертв, приносимых от народа. Священникам было повелено и постановлено законом, когда никто не приносил, собственно от себя приносить и сожигать одного агнца утром и одного вечером; первая жертва называлась утреннею, а последняя вечернею. Так делать было заповедано Богом, Который этим внушал, что должно служить Ему непрестанно, и при начале и при конце дня.

Такая жертва и такой фимиам были всегда благоприятны Богу; а жертва за грехи была иногда благоприятна, иногда и не- благоприятна, смотря потому, к добродетели или к пороку расположены были приносившие ее; напротив, то, что приносилось не за грехи других, но как узаконенное священнодействие и обычное служение, всегда было благоприятно. Итак Псалмопевец просит, чтобы молитва его была такова, как эта жертва, не оскверняемая никакою нечистотою приносящего, как этот фимиам чистый и святой. Таким прошением он научает и нас приносить молитвы чистые и благовонные. Такова правда; напротив, грех зловонен. Вот почему, показывая зловоние греха, он же говорит: “ибо беззакония мои превысили голову мою, подобно тяжелому бремени отяготели на мне” (Пс.37:5).

Как фимиам и сам по себе хорош и благовонен, но особенно издает благоухание тогда, когда бывает положен на огонь, так и молитва и сама по себе хороша, но бывает лучше и благовоннее тогда, когда приносится от души пламенеющей ревностью, когда душа становится кадильницею и возжигает в себе сильный огонь, фимиам не был полагаем прежде, нежели был разложен огонь или разгорались угли; тоже и ты делай с душою: сначала воспламеняй ее ревностью, и тогда полагай в нее молитву. Пророк просит, чтобы молитва его была как кадило, а воздеяние рук как жертва вечерняя, потому что, то и другое благоприятно Богу. Как? Если то и другое будет чисто, если то и другое будет непорочно, – и язык и руки, – эти чисты от любостяжания и хищения, а тот свободен от злословия. Как в кадильнице не должно быть ничего нечистого, а только огонь и фимиам, так и уста не должны произносить ни одного скверного слова, но слова исполненные святости и хвалы; также и руки должны быть кадильницей. Пусть же будут уста твои кадильницей, и смотри, чтобы не наполнять их навозом. Так поступают те, которые произносят срамные и нечистые слова. Почему же Псалмопевец не сказал: жертва утренняя, но: вечерняя? Мне кажется, это сказано безразлично. Если бы он сказал: утренняя, то любопытный спросил бы: почему он не сказал: вечерняя? Если же кто хочет слышать не из одного любопытства, то скажу, что утренняя жертва еще ожидает вечерней, а вечерняя довершает собою священнодействие, и по совершении ее дневное служение не остается как бы незаконченным, но уже совершилось и получило конец. А что значит воздеяние рук во время молитвы? Так как руки служат орудием при совершении многих злых дел, как-то: побоев, убийств, хищения, любостяжания, поэтому самому нам и повелевается воздевать их, чтобы служение в молитве было для них препятствием ко злу и воздержанием от порока, чтобы ты, намереваясь похитить или присвоить что-нибудь, или убить другого, и вспомнив, что ты будешь простирать свои руки, как бы ходатаев пред Богом, и ими приносить духовную жертву, не посрамлял их и не делал их безответными от служения порочным делам. Итак, очищай их милостыней, человеколюбием, помощью нуждающимся, и потом простирай их на молитву. Если ты не позволяешь себе приступать к молитве с неумытыми руками, то тем более не должен осквернять их грехами. Если ты боишься меньшего, то тем более страшись большего. Молиться с неумытыми руками не так непристойно; а простирать руки, оскверненные множеством грехов, – это навлекает великий гнев Божий.

Подумай, что это – член, которым мы беседуем с Богом, которым возносим Ему хвалу; это – член, которым мы принимаем страшную Жертву. Верные знают, о чем я говорю. Поэтому нужно, чтобы он был чистым от всякого осуждения, порицания, сквернословия, клеветы. Если в нас рождается какой-нибудь скверный помысл, то надобно подавить его внутри, и не допускать ему переходить в слова. Если малодушие заставляет тебя роптать, то нужно истребить и этот корень, содержать дверь крепко и хранить строго. И порочным пожеланиям не нужно дозволять рождаться, а зарождающиеся подавлять внутри и иссушать в самом корне.

5. Такое хранение языка имел Иов, почему он и не произнес ни одного непристойного слова, но большею частью молчал, а когда следовало отвечать жене, то произносил слова исполненные любомудрия. Тогда только следует говорить, когда слова полезнее молчания. Потому и Христос сказал: “за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда” (Мф.12:36). И Павел: “никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших” (Ефес.4:29). А как можно содержать эту дверь в безопасности и хранить строго, об этом послушай другого, который говорит: “всякая беседа твоя – в законе Вышнего” (Сир.19:20). Если ты научишься не говорить ничего лишнего, но постоянно ограждать и мысль и уста свои беседою из божественных Писаний, то хранение твое будет крепче адаманта. Есть много путей погибели чрез уста, напр., когда кто сквернословит, когда насмехается, когда пустословит, когда тщеславится, как фарисей, который, не имея ограждения при устах своих, в немногих словах излил все, что находилось у него внутри, и потому, как дом без двери, не имея возможности удержать находившегося в нем сокровища, вдруг сделался бедным. Другой, посмотри, погиб чрез тщеславие, когда сказал: “выше звезд Божиих вознесу престол мой” (Ис.14:13). А иудеи иногда за то, что радовались несчастиям ближнего, слышат: “всякий, делающий зло, хорош пред очами Господа“; иногда укоряются за то, что роптали и говорили: “лучше устраивают себя делающие беззакония, и хотя искушают Бога. И ныне мы считаем надменных счастливыми“. Так написано в книге (Мал.2:17;3:15). Другие погибли чрез ропот, как говорит Павел: не будем роптать, “как некоторые из них роптали и погибли от истребителя” (1Кор.10:10). Когда же они роптали? Когда говорили: “разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне?” (Исх.14:11). Иные чрез насмешки: ели и пили, “а после встали играть” (Исх.32:6). Иные чрез злословие: “всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: “рака”, подлежит синедриону” (Мф.5:22). И другие, гораздо в большем числе, погибли другими способами, не сохранив уст своих.

6. Видел ли наказываемых за смех? Посмотри на спасающихся слезами и постом, вспомнив о ниневитянах. Видел ли наказываемых за злословие? Посмотри на получающих награду за благословие. “Благословляющий тебя благословен, и проклинающий тебя проклят” (Числ.24:9). “Благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного” (Мф.5:44,45). Видишь ли, что не должно ни совершенно заключать уста, ни всегда открывать их, но знать время для того и другого? Зная это, и пророк сказал: “положи, Господи, хранение устам моим и дверь в ограждение уст моих“. Какое же это ограждение, как не мысль, которая грозно стоит и держит в руках огонь, готовый сжечь употребляющих уста безрассудно? Ее поставь привратником и стражем, угрожающим совести, и она никогда не отворит двери безвременно, но во время, на пользу и на неисчислимые блага. Потому и сказал некто: “помни о конце твоем, и вовек не согрешишь” (Сир.7:39). Видишь ли, как и этот предлагает ту же мысль? А я сделал ее более грозною, сказав, что она держит в руках не только то, что происходит при смерти, но и после смерти. Если будет так, то никакое зло не родится в душе.

Действительно, там – в сердце – источник добродетели и порока. А какие бывают “слова лукавые“? Многие и различные. Таковы словеса тех, которые строят козни, хулят Бога, отвращаются от добродетели, гоняются за пороком, с охотою слушают о развращенных учениях и греховной жизни, слова, происходящие от великого нечестия. Но как есть слова и помыслы “лукавые“, так есть и слова жизни. Поэтому ученики и говорили Христу: “Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни” (Ин.6: 68). Словами жизни называются такие, которые доставляют жизнь, называются словами спасения те, которые доставляют спасение. Потому и говорит один Премудрый: “не удерживай слова, когда оно может помочь” (Сир.4:27). А “слова лукавые” делают лукавыми и тех, которые произносят их.

Так, когда он перечислил народ, то сказал: “вот, я согрешил, я [пастырь] поступил беззаконно” (2Цар.24:17). Не сказал: что в том, что я сделал перечисление? – но осудил сам себя, и за то получил прощение. Подлинно, ничто так не умилостивляет Бога, как исповедание грехов. А это бывает тогда, когда избегают обществ, заглушающих страх ко грехам и располагающих к беспечности. Потому и Павел, и Иеремия много говорят об этом и оба заповедуют избегать общения с людьми порочными и столь беспечными. Иов также полагает это в числе добродетелей, когда говорит: “если я ходил в суете, и если нога моя спешила на лукавство” (Иов.31:5). А этот свидетельствует о себе, что он даже не сидел вместе с ними: “не сидел я“, говорит, “в собрании суетном” (Пс.25:4). Потому и Павел запрещает даже вкушать пищу с порочными и иметь какое-нибудь общение с ними: “если же кто не послушает слова нашего в сем послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его” (2Фес.3:14). “И да не соединюсь с избранниками их“. Другой (Симмах): и не буду вкушать с ними сладостей их ( μηδὲ συμφάγοιμι τὰ ήδέα ). Третий (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): не буду участвовать в удовольствиях их ( μὴ συναυλισθω̃ εν ται̃ς τερπνότησιν ). Здесь он согласно с апостолом выражает, что должно избегать удовольствий и пиршеств людей, где особенно возрастает грех, где бывает много бесстыдства.

Пророк одного просил у Бога, а другое представляет от себя, и тем показывает, что люди не должны полагаться на одну молитву, предаваясь сами беспечности и сну, но приносить должное и с своей стороны. Что же он приносит от себя? Не овец, не волов, не деньги, но кротость нравов и крайнее отвращение к нечестию беззаконников. Я не только, говорит, буду избегать пагубной благосклонности, не только охотно приму обличение праведных, но и восстану против похотей беззаконников; я так далек от желания их милости, что даже молюсь против их похотей. Это означают слова: “пожраны были близ камня судии их, услышаны были слова мои, ибо они могущественны” (ст. 6) Другой (Симмах): рассыплются в руке камня ( εκτιλήσοντι εν χειρὶ πέτρας ). Здесь пророк показывает, как порок легко побеждается, как стремительно падает нечестие. Сами, говорит, властители, которые всем распоряжались, погибли. И не сказал: погибли, но: “пожраны были“, выражая, что они погибли так, что не видно и следа их, как он говорит еще о нечестивом: “и прошел я мимо, и вот его нет: и искал его, и не нашлось место его” (Пс.36:36). Что значит: “близ камня“? Вблизи. Смысл слов его следующий: как камень, брошенный, в море, не может быть виден, так и их благоденствие, исчезая, делается, наконец, невидным и совершенно погибает. Или это он выражает, т.е. неизвестность, совершенную погибель, или силу, могущество, крепость. Вот что означают слова: “рассыплются в руке камня“. “Услышаны были слова мои, ибо они могущественны“. Другой (Акила): потому что они ограждены стражей ( εδορυφορήθησαν ). Третий (Симмах): потому что они благообразны ( ευπροσωπίσθησαν ). Т.е. они на опыте узнают приятность моего увещания и совета. Как? Обличение от праведных приносит этот плод и наставление их доставляет великое удовольствие.

9. Такова добродетель: она требует кратковременного труда, а доставляет вечную радость. “Как глыба земли распадается на земле, так кости их рассыпались при аде” (ст. 7). Другой (Симмах): как земледелец, когда разрывает землю, так рассыпаны кости наши в устах адовых ( ωσπερ γεωργ̀ς οταν ρήσση τήν γη̃ν… εις στόμα αδου ). Третий (Акила): подобно рубящему и разрывающему землю, рассыпаны кости наши во аде ( ομοίως αποκλω̃ντι καὶ διασχίζοντι τὴν γη̃ν ). Четвертый (неизвестный переводчик, см. Ориг. Экз.): как возделывающий и копающий на земле, рассыпаны кости наши при аде ( ώς καλλιεργω̃ν καὶ σκάπτων εν τη̃ γη̃ ). Сказав, что слова его заключают в себе много приятности, пророк говорит и о прежних бедствиях. Хотя, говорит, мы терпели крайние бедствия и подобно тому, как земля рассекается и раскапывается, или разбрасывается плугом, так и мы все были рассеяны, погибали и приблизились к самым вратам смерти, – но и в таком состоянии мы хотели бы лучше принять вразумление и обличение от праведников, нежели милость от грешников; и что ни случилось бы, мы пребудем в надежде на Тебя и никогда не перестанем взирать на Тебя.

[1] В славянском: во мрежу свою; святитель читал: его ( αυτο ̃).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Оценка 4.6 проголосовавших: 100
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here