Молитва быть в центре внимания

Чудотворные слова: молитва быть в центре внимания в полном описании из всех найденных нами источников.

О внимании

В духовной практике – при молитве, чтении духовной литературы, исполнении какого-либо церковного обряда – сосредоточенность внимания имеет особое значение. Но часто во время этих действий не удается добиться максимальной концентрации внимания – важнейшей составляющей психической деятельности, и потому плоды наших усилий оказываются малыми и недостаточными. Ибо благодать в полной мере снисходит на нас после горячей молитвы и при участии в церковных службах всем сердцем и умом.

Для того чтобы достичь усиления концентрации внимания в нужное время и на должном уровне, необходимо понимать, что такое внимание и от чего оно зависит.

Психология учит, что внимание является основой восприятия и понимания какого-либо явления или предмета. Что мы в первую очередь выделяем из внешнего мира, на чем останавливаем свой взор, на чем делаем акцент, именно это и воспринимается нами более ясно и четко по сравнению с другим, именно это занимает доминирующее положение в нашем сознании. Вместе с тем, как считают психологи, внимание является залогом успешного завершения любой деятельности или действия, особенно в тех случаях, когда деятельность эта трудноосуществима. Если не удается сконцентрировать внимание, то это отражается на степени успешности выполнения того или иного действия.

В каких конкретных случаях духовной практики вниманию придается особая значимость? Огромна роль внимания при молитве. Святые отцы учат: весьма важно, чтобы мы ясно понимали слова молитв, сосредотачивали наше внимание на смысле молитвы. А достичь этого, к сожалению, удается не так уж часто. В большинстве случаев при начале молитвы наше внимание рассеивается, и мысль тут же направляется к совершенно посторонним, обыденным, повседневным житейским темам. Это может быть обусловлено разными причинами: такое рассеяние может быть следствием воздействия злых сил или же обстоятельств, связанных с самим человеком, его бытовой жизнью.

Обратимся, прежде всего, к первой причине. Один из монахов-пустынников говорил: «Когда диавол видит, что мы молимся и стараемся полностью отдаться молитве, он пытается всячески отвлечь наше внимание. Он очень изворотлив и хитер и для достижения своих коварных целей использует те мысли, темы и переживания, которые особенно беспокоят нас. Он бьет нас по особенно чувствительным, слабым местам, зарождает порочные мысли, всячески разжигает их в нашем сознании… По тем мыслям, которые обычно приходят к нам при молитве, мы можем узнать наши слабые места, действующие внутри нас страсти, и против них должны мы направить наши усилия».

Тот же пустынник замечает: «Диаволу особенно ненавистны горячо верующие, и потому он все средства употребляет для победы над ними, старается войти в их сердца. Когда ослабевает действие Божественной благодати, “тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого” (Мф. 12: 45; Лк. 11: 26). Вот в чем опасность, вот где поджидают страдания и испытания. Мысли о прошлом или мечты о будущем – самые легкие нападения диавола. Кознями диавола в сознании человека появляются разные мысли – и добрые, и злые, главное назначение которых – отвлечь человека от общения с Христом, перекрыть дорогу Богу к сердцу человека. Диавол всячески старается отвлечь внимание человека от Господа, и тем паче – от выражения любви к Нему. Диавол делает так, чтобы при молитве в сознании всплывали разные житейские эпизоды, связанные с нашим падением, случившиеся с нами в недавнем или далеком прошлом. Таким мечтам и раздумьям мы всегда и незамедлительно должны противопоставлять горячий призыв имени Христа, полную сосредоточенность на словах и содержании молитвы. При молитве молящийся должен проявлять твердость, стоять мужественно и не думать ни о чем постороннем, ни о своих добродетелях и ни о своих прегрешениях».

Рассеянность в молитве связана не только с действием злых демонических сил, ее причинами могут быть и какие-то обычные человеческие, житейские явления, например усталость. Наше утомление напрямую связано со степенью концентрации внимания, которая при этом сама собой ослабевает, так что это обязательно отрицательно скажется на всем, чем бы мы ни занимались в это время.

Сказывается это и на молитве. Когда человек утомлен, будет лучше, если, прежде чем молиться, он немного отдохнет. Отдых весьма поможет достижению необходимой для молитвы степени собранности: наши мысли в значительно меньшей степени будут рассеиваться, и плоды, приносимые молитвой, будут несравненно большими. Допустим, нам надлежит чтение Псалтыри, и, придя домой утомленными, мы сразу же примемся за это. Естественно, в этом случае мы весьма поверхностно воспримем содержание псалмов. А если сначала немного отдохнем и лишь затем приступим к чтению, то тем самым поможем более глубокому восприятию священных текстов. Как же часто верующие не учитывают этот важный психологический момент!

Иногда бывает и так, что верующие стараются исправно исполнить свое молитвенное правило, пропеть акафист или прочесть канон, не задумываясь о том, что их душевное состояние не имеет должного настроя к этому. Многие христиане не знают об этом и не умеют настроить себя должным образом к молитве.

Когда человек бодр и свеж, сознание просветлено, это само собой способствует максимальной собранности, концентрации внимания.

Святые отцы дают и такой совет: если в каком-то месте нашего правила мысли начинают рассеиваться, и мы принимаемся думать о чем-то постороннем, то нужно заметить, на какой молитве случилось это рассеяние, и потом вновь вернуться к ней, чтобы должным образом прочувствовать слова молитвы, упущенной из-за рассеянности. Но не следует злоупотреблять этим правилом, необходимо соблюдать осторожность. Применение этого правила не должно создавать иллюзию того, что с его помощью мы быстро сможем овладеть усердной молитвой и поднимемся на более высокую ступень духовности. Для этого требуются годы и большое старание. Один христианин, только недавно воцерковившийся, большим усилием воли попытался быстро овладеть нерассеянной молитвой. Как только во время молитвы он замечал, что думает о другом, то, сколько бы раз это ни происходило, он возвращался к тому месту, с какого, по его мнению, его внимание отвлекалось на иное. В конце концов это так его утомило и истощило, что у него вообще пропало всякое желание молиться.

Одним из факторов, способствующих поддержанию внимания на должном уровне, является воля. Иногда необходимо заставлять себя максимально концентрировать свое внимание и успешно совершать то действие, исполнение которого в тот момент необходимо.

Для христианина это имеет огромное значение. Жизнь христианина – это постоянная борьба, битва, которая требует проявления твердости духа. Царство Небесное нудится, то есть достигается через борьбу с самим собой, преодолением множества видимых и невидимых препятствий и сложностей. Этот путь совсем не легок, он не устлан цветами, но усеян шипами. К сожалению, современные христиане склонны иногда с небрежением относиться и к молитве, и к чтению духовной литературы, и к посещению храма, и даже к исповеди. Они ленятся, говорят, что «нет настроения» или «не видят смысла во всем этом», приводят и иные причины. Вот тогда-то и нужно взять себя в руки, усилием воли принудить себя делать должное. Так ведут себя в моменты отчаяния, гнева, при атаках других порочных страстей, и если поддаться им, уступить и не противостоять им так, как учит это делать Церковь, то тогда внутреннее состояние человека станет еще более тягостным, он еще прочнее окажется в сетях невидимого врага.

Факторами, способствующими концентрации внимания, являются также потребность, интерес, настрой.

Все, что связано с появлением интереса, само собой привлекает внимание, попадает в поле нашего зрения. Так, голодного привлекает приятный запах еды. Уставший человек глазами ищет, где бы присесть, и сразу же замечает стул. Потребность, в широком понимании этого слова, определяет интересы человека, их направленность и силу. Что нам интересно, на том мы легко сосредотачиваемся и сохраняем эту собранность в течение необходимого времени. Так, при чтении интересной книги восприятие изложенного в ней материала происходит легко. И наоборот, кажущееся неинтересным рассеивает внимание, быстро утомляет. Эта опасность подстерегает при неверном подходе к чтению духовной литературы. Показавшаяся нам весьма полезной книга сначала заинтересовывает нас, но через какое-то время уже кажется нам не столь привлекательной, и от нас требуются немалые усилия для продолжения ее чтения. Это часто вызвано тем, что мы сразу же, в течение короткого времени (как можно скорей) хотим ознакомиться со всей книгой, стремимся как можно больше почерпнуть из нее. А в результате ум наш утомляется и информация воспринимается поверхностно, запоминается плохо.

Когда человек постепенно, вдумчиво знакомится с книгой, тем более духовного содержания, то тогда дольше сохраняется его интерес к изложенному в ней материалу, он лучше усваивается, а благодаря всегда сосредоточенному вниманию все, о чем говорится в книге, крепче запечатлевается в сознании. А чтобы интерес к той или иной книге не пропадал, иногда полезно ненадолго сделать перерыв и переключить внимание на какую-нибудь другую книгу. В это время происходит некое отвлечение, незаметно для нас сознание и разум перерабатывают и лучше усваивают то, с чем мы недавно познакомились.

Одним из определяющих факторов, способствующих максимальной концентрации внимания, является настрой. В зависимости от того, каков настрой человека, удается в той или иной мере концентрировать это психическое свойство. Уставшую мать может не разбудить сильный шум, но она тут же отреагирует на малейший шорох своего дитя. Связанная с ребенком внутренняя готовность вызывает усиление внимания в этом направлении.

Соответствующий настрой имеет большое значение и при молитве. Некто однажды обратился к великому афонскому старцу Паисию с такими словами: «Вот я каждый день молюсь, но после вечерних молитв ничего не чувствую, словно бы и не молился. Почему?» Ответ был таков: «Как же ты прочувствуешь молитву, когда непосредственно перед этим несколько часов сидел у телевизора, поглощал разную информацию, а выключив телевизор, тотчас же приступил к молитве? Хорошо было бы вообще не смотреть телевизор, но если все же смотришь, то, выключив его, сначала согрей свое сердце, прочти главу из Священного Писания или из творения отцов с тем, чтобы постепенно оказаться в месте молитвы (готовым к молитве). Только тогда прочувствуешь молитву. Загруженный проблемами, с ледяным сердцем, не сможешь беседовать с Господом: впечатления дня будут мешать тебе».

Феофан Затворник отмечал, что раньше на Руси существовало такое правило: прежде, чем приступить к молитве, члены семьи садились и какое-то время молча готовились к этому, и только после этого принимались за молитвенное правило. А сейчас совсем иная ситуация. Часто люди без всякой подготовки, благоприятного настроя пытаются приступить к молитве. Они, уставшие, только что пришедшие домой или сразу же после просмотра телепередач, машинально берут в руки молитвенник и приступают к молитве. Но ведь не так-то легко переключиться на святые темы, перейти к возвышенному, чистому, духовному. Поэтому и не удается должным образом сконцентрироваться. Механически читают текст, а мысли вновь продолжают витать над дневными проблемами и впечатлениями. Легко представить, каковы будут результаты для души от таких молитв. Такой молитвой мы ни на шаг не приблизимся к Господу. А если подождать, хоть какое-то время молча подготовиться, то и польза для души от молитвы была бы значительно большей.

Без внимания, сосредоточенного и полностью осознанного исполнения христианских правил, в том числе молитвы, мы не сподобимся Божественной благодати, а ведь к этому всем сердцем должен стремиться каждый православный.

Перевел с грузинского Мераб Джикия

17 марта 2011 г.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • В четверг — лучшие тематические подборки, истории читателей портала, новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

ЗАВТРА МЫ СНОВА БУДЕМ ВЕРИТЬ

Основы католического вероучения

“Мир на вершинах гор; Шум на городских базарах;

И то и другое в людских сердцах”.

Многие считают молитву и богослужение потерей времени. Даже верующий порой поддается искушению счесть другое дело более важным и отдать ему предпочтение перед молитвой. В свое оправдание люди ссылаются на недостаток времени, говоря, что они внутренне не готовы и не способны связать будничные события с Богом. Эти возражения говорят об исчезающей вере: люди в наше время глубже понимают мировые закономерности, что позволяет им легче овладевать миром. Это побуждает их внушать себе, что обращаться к Богу с просьбами излишне. Вдобавок формальность, присущая молитвам многих христиан, отвращает их, порой затрудняет обретение веры и способности искренне молиться.

Молитва несмотря ни на что присуща человеку, потому что все мы творение Господа. Тот, кто не молится, отрицает свою причастность к Богу. Молитва освобождает человека даже когда речь идет о молитве-просьбе, не дает ему утратить смысл своего существования.

Даже в нехристианских религиях мы часто наблюдаем высокий уровень молитв. Главным образом восточным народам присуща глубокая сосредоточенность при молитвах, которая могла бы служить примером для многих христиан. Эти народы считают, молитву важнейшим действием взрослого человека, по важности превосходящее все остальные дела.

Иисус умел молиться как никто другой. Как мы должны молиться, показывает Его молитва на Елеонской горе накануне страстей. Придя с учениками на Елеонскую гору, Он призвал их: “Молитесь, чтобы не впасть в искушение. И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет” (Лк 22,40 и далее). Вот так должны молиться и мы.

Правильно молясь, человек не навязывает свою волю, не заставляет Бога служить Ему. Не ждет, что Бог в крайней нужде сотворит для него чудо, но отдается воле Божьей, доверяется Его решению. Это означает молиться, доверившись Богу. Бог всегда услышит нас, но наши просьбы исполнит нередко совсем не так, как мы ожидали, ведь Он лучше знает, что хорошо для нас. Поэтому наша молитва должна быть полна доверия к Богу. Часто бывает так, что лишь спустя долгое время мы убеждаемся, что Бог поступил правильно, не исполнив нашу молитву в том виде, в каком мы тогда ожидали.

“Большинство начинает молиться в некоей трудной жизненной ситуации, забывая об очень важной вещи: молитва вводит в мир, где властвуют иные, чем на земле, законы. Они вверяют себя действию, результат которого неизвестен. Обращаясь к Богу, забывают, что и они должны внести свою веру в это общение. Они просят и просят, но не верят. Тайно отдают приказания Богу и тем самым выдают свое неверие. Что бывает, когда молишься с верой? Тогда видишь Бога, Его присутствие, высший разум и взвешенность, великое знание и любовь. Кто молится с верой, подчиняет себя и свою судьбу Богу. Хотя просит, но никогда не теряет из вида Бога.” (E. Kirchgassner. Habt Glauben an mich. Верьте в меня.)

Верующие нередко жалуются: “Не умею или не могу молиться. Внутри пустота”. Большинство этих людей искренне пытаются молиться.

Причина, по которой многие не могут правильно молиться, заключается в их неверном представлении о самой молитве. В распространенном понимании это означает разговаривать с Богом. Не стоит упоминать о том, что не обязательно говорить словами, можно молиться и сердцем.

Разговор с Богом часто происходит таким образом: слова молитвы мы произносим как стихи, которым научились в детстве. Стихи, однако, не заменят разговора: человек внутренне не заинтересован в том, что декламирует, и даже не осознает смысла произносимых слов. Такое недостойно человека и довольно занудно.

Даже когда человек вырастает из детских молитв и пытается самостоятельно поговорить с Богом, его слова со временем могут превратиться в пустые формулы. Порой мы пытаемся что-то внушить Богу, ведем монолог. А потом спрашиваем, где же ответ Бога? В действительности это Бог обратился к нам через окружающих нас людей, верующих, прежде всего через Христа. Наша молитва должна быть ответом на Его призыв, реакцией на Его действие. Только тогда молитва не превращается в пустой шаблон.

Второе неверное представление о молитве заключается в том, что люди хотели бы во время молитвы ощущать радость, возвышение духа. Но не это является критерием хорошей молитвы. Бог, разумеется, может утешить кого-то из молящихся, внутренне подбодрить и за это надо благодарить Его. Но еще раз подчеркиваем, что не это говорит о качестве молитвы. Если очень стараться, молитва удастся. Можно прекрасно молиться, нескладно, но искренне: “Господи, Ты же видишь, как я хочу помолиться, но никак не могу сосредоточиться мыслями на Тебе. Все меня отвлекает, кажется более важным. Такой уж я человек. Помоги мне молиться”.

Есть верная мысль в частых жалобах: “Я уже не могу, не имею сил молиться”. Всю жизнь надо учиться это делать. Никогда мы окончательно не научимся молиться.

Чтобы молитва удалась, надо сосредоточиться. В самом деле, нелегко сразу начать хвалить Бога, если перед тем мы занимались другим делом или были взволнованы. Так же невозможно сходу переключиться с четвертой скорости на торможение. И в молитве надо “сбавить обороты”, настроиться, сосредоточиться. Как этого достичь?

Самое важное достичь внешнего и внутреннего спокойствия. Отбросим все дела, глаза и руки отдыхают, тело расслаблено; мы сидим, стоим, опускаемся на колени. Одно это не так уже просто, как кажется. Но все это совершенно необходимо для молитвы. Человек единое целое, он не может быть внутренне спокойным, проявляя внешние признаки нервного раздражения.

Достигнув внешнего спокойствия, переходим к внутреннему успокоению: отбросим все лишние мысли, обратимся только к Богу. Для нас в эту минуту больше ничего не важно, не существует. Бог и я, остальное подождет.

Теперь начнем сосредотачиваться. Сосредоточиться означает сконцентрировать внимание на чем-то одном. Это я сам, молящийся. То есть надо заглянуть в себя, прийти к себе. Молитву также называют “встречей с Богом”. Если это встреча, я должен на ней присутствовать, “быть тут”, чтобы Бог мог встретиться со мной. Мы жалуемся на свою рассеянность, блуждание мыслей. Сосредоточенность поможет преодолеть это состояние. Внутреннее спокойствие было важным шагом на пути к цели. Для того чтобы “присутствовать”, задумаемся о себе: я! кто я такой, чтобы говорить с Богом? И вот мы уже видим себя такими, какими видит нас Бог, со всеми нашими недостатками и несовершенством. Можно еще оглянуться на прошлое или хотя бы на последние дни: да, вот я каков.

Затем отвлечемся от себя и обратимся прямо к Богу. Ищем Его лик. Кто Он Тот, с Кем я отваживаюсь говорить? При этом можно думать о сотворении, звездах, атомах, созданных Богом; или о милостях, которыми Он нас осыпал; можно думать и о Христе, в котором мы видим Отца. Вот Он, Всемогущий Господь, а я могу в молитве приблизиться к Нему. Бог видит меня! (Как бездонна мысль о том, что у Бога найдется и для меня ласковый, добрый взгляд!) Сейчас контакт установлен, можно начать молиться. Точнее, молитва уже давно началась, сейчас ее кульминация, вершина.

Достигнув вершины в молитве, мы не испытываем больше трудностей. Мы достигли самого возвышенного и достойного состояния молящегося почитания. Ведь молиться не значит бесконечно хныкать и клянчить, как некоторым кажется. По их мнению, молятся слабаки, которые не могут сами одолеть жизненные невзгоды, а потому ищут опору в другом месте. Нет, молиться это значит, прежде всего, славить Бога, почитать Его. Бессловесные твари почитают своего Творца самим бытием, не осознавая Его, а человек должен славить Бога осознанно и свободно. В этом заключается высший смысл его жизни.

Второй составляющей молитвы должна быть благодарность. Благодарность Богу за то, что Он есть, великий, прекрасный, добрый. “Благодарим Тебя ради великой славы Твоей”, поется в песнопении “Gloria” во время Святой Мессы. Мы разговариваем с Ним, как с любимым человеком: я счастлив и благодарен Тебе за то, что Ты есть, и за то, какой Ты. Разумеется, мы благодарим за милость и помощь, полученные нами от Бога.

И только потом приходит черед просьб. Они тоже не должны быть эгоцентрическими. Для того, кто делает центром молитвы себя, она вряд ли облегчит трудности. Наши просьбы должны охватывать весь мир; мы молимся о мире во всем мире, о бедных людях, о единстве Церкви, и лишь потом можем говорить о своих частных просьбах с Богом, но зато можно упомянуть самые ничтожные и будничные дела: “О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам”. Видите, и “материал” для молитвы не так прост.

Молитва-просьба часто вызывает такое возражение: нет смысла просить Бога о чем-то; Он все знает, даже то, чего нам недостает, и о чем мы хотели бы просить.

Да, Бог знает все. Но Он хочет, чтобы мы попросили Его о том, в чем нуждаемся, “Просите и дано будет вам. Ибо всякий просящий получает. ” (Мф 7,7; ср. Лк 5-13; 13,1-8; Ин 16,23). Можно многое вымолить, но не меньше упустить, если не молиться. Может быть Бог через молитву хочет напомнить людям, что они всего лишь Его создания и у них нет повода для высокомерия. Человек молится не для того, чтобы Бог вспомнил о нем, а наоборот, чтобы он сам помнил о Боге.

Краткая методика молитвы

Молитва в конкретных ситуациях

Вы можете возразить: чтобы сосредоточенно помолиться, нам нужны особые условия. Что делать, если меня гложет изнутри какая-то мысль, и я никак не могу избавиться от нее? Отложить молитву на более благоприятное время?

Нет, ибо это может затянуться надолго. В таком случае надо испробовать другой способ молитвы. С психологической точки зрения невозможно, будучи сильно взволнованным, без всякого перехода начать славить Бога. Напротив, в подобном случае разумнее будет рассказать Богу о радости или горе, владеющих нами, поделиться тоской или гневом: “Боже, как я маюсь. Что Ты думаешь об этом? Наверное, плохо, что я не в силах избавиться от всего этого. Видишь, какой я, сколько у меня еще недостатков. “.

Видите, нет ничего, что не могло бы нас вдохновить к молитве; ни неприятное соседство, встреча, переживание, все, что поможет нам понять ту или иную Божию истину. Ведь и Христос то, что видел, использовал для Своих притч, в которых приближал понимание Бога.

Этот способ молитвы не требует никакой специальной подготовки. Такую “молитву в любой жизненной ситуации” можно вознести в любое время дня, просто подняв глаза к Богу. Так молится спешащий человек. Наверно, поэтому такая молитва подходит для наших собеседников.

Молитва на будничный день

Многих неверующих отпугивает вера, отделяющая будний день от молитвы, работу от религии. Своего рода “двухкамерная система”, в которой одно не имеет ничего общего с другим. Нормальный будний день приносит работу, службу, поиски пропитания; кроме того, утром, вечером и в воскресные дни мы исполняем надлежащие обряды и молитвы. На бытовом уровне это никак не отражается в нашей жизни. Подобная вера бесплодна и слаба сосуществование веры и неверия, не более того. Христос учил: “Молитесь на всякое время” (ср. Лк 21,36).

Сказанное не означает, что надо беспрестанно молиться и забывать о работе. Отнюдь нет; просто молитва и работа должны переплетаться таким образом, чтобы ни тому, ни другому не был нанесен ущерб. С этой точки зрения молитва совпадает с жизнью в вере. Как это выглядит в действительности?

Важно при каждом решительном поступке обратиться к Христу с вопросом: “Что Ты повелишь мне делать?” (ср. Деян 9,6); иными словами, важно внести Его в нашу жизнь, работу, в наш дом.

Утром главная молитва может прозвучать так: “Вот, иду исполнить Твою волю, Боже” (Евр 10,7). Попытаемся узнать, какова Божия воля относительно людей, вещей, работы, всего радостного и безрадостного, чего можно ожидать; а заодно и принять неожиданное. Наш день станет другим. Из равновесия нас может вывести только то, к чему мы не готовы и на что реагируем безрассудно. В утренней молитве попытаемся предвидеть критические для нас моменты и представить, как на них реагировал бы Христос: “Как бы Ты поступил в этом случае? Что будет лучшим выходом из положения?”.

Пример: медсестра думает о пациенте, прежде чем войти в палату. Может быть, вчера она познакомилась с его родными. И она поняла, почему у больного так мало воли к жизни. Теперь он для нее не просто “аппендицит номер 7”, но живой, страдающий человек. Неужели вы думаете, что пациент не почувствует новое отношение к нему, как только сестричка войдет в палату?

В течение дня надо сохранять этот подход, снова и снова сверяться с Богом, с Христом. Для этого служат коротенькие и “мгновенные” молитвы. “Господи, помоги мне правильно поступить”. “Господи, какого поступка Ты ждешь от меня?”. Попытаемся представить, что бы сказал и как поступил Христос. Главное это любовь к ближнему, надо совершенствоваться в этом. Порой бывает тяжело. Однажды скажем: “Господи, прости меня!”. В другой раз проявим непримиримость: “Сгинь, сатана!”. Кому-то придется, как Христу, провести свои дни в пустыне или на Елеонской горе дни жажды, страстей, мук, одиночества и страха, забвения Богом. Другой сможет, как Он, с радостью ожидать торжества и воспользуется представившейся ему возможностью помогать.

Вечером еще раз взойдем вслед за Иисусом на “вершину” молитвы, то есть взглянем на себя со стороны, увидим все как бы “сверху”, разберем прошедший день, хорошее и плохое в нем. Но подумаем и о несчастьях других людей, о которых мы прочитали в газетах, о скрытом страдании, о котором можно только догадываться. В молитве не подавляйте ничего: отдайтесь воле Бога и пусть потихоньку отзвучит в душе ее эхо, а наутро придет спасительное решение. Так можно спастись от формальных и скучных молитв.

Используйте Священное Писание

Чтобы молиться так, как описано выше, надо вновь и вновь возвращаться к Священному Писанию и размышлять о смысле его слов. Речь идет не об интеллектуальном прочтении, как если бы мы готовились к научным трудам, а о чтении сердцем, при котором вслушиваешься и молишься. Чтобы молитва превратилась в настоящий разговор с Богом, надо и Богу предоставить слово. А Бог уже обратился к нам, помимо прочего, и в Библии. Мы же отвечаем молитвой. Читая слово Христово, мы задаемся вопросом: “А не относится ли ко мне то, что Ты говорил людям того времени? Что именно Ты хочешь сказать мне теперь, сегодня?”.

Читая о библейских притчах, исцелениях, деяниях Христа, старайтесь видеть эти события внутренним зрением, духовно сопереживать, как бы смешаться с толпой тогдашнего народа, размышлять: о чем все это мне говорит? То, что произошло, вовсе не седая древность, это касается и меня: не я ли тот глухонемой, слепой, хромой? Отсюда уже недалеко до просьбы: “Господи, сделай так, чтобы я видел, слышал. “. Такой способ молиться называется молитвой-раздумьем, потому что мы стремимся вникнуть в слова и события, содержащиеся в Священном Писании, понять их смысл и так приходим к разговору с Богом.

Раздумья это еще не медитация, но они могут служить хорошей подготовкой. Медитация сейчас модное слово, углубленное чтение называют медитацией. Но истинная медитация таится не в “голове”, не в сфере рационального. Она скрыта в “сердце”, в сокровенных глубинах, где рождаются симпатии и антипатии, любовь и ненависть.

Во время настоящей медитации затихает любая сознательная деятельность, в том числе работа разума. Думаю не “я”, нечто думает “во мне”. Не размышляю, обдумываю слова, явления: я лишь отдаюсь течению вольных мыслей. Мы часто говорим: образы и звуки полностью захватили меня. При этом я не пытаюсь их изменить, достичь чего-то, придти к великолепным идеям. Нет у меня никакого умысла. Опыт показывает, что именно тогда явления и люди познаются не поверхностным образом, а во всей их глубине, взаимосвязи и символичности.

Медитации служит все: ключ, ворота говорят с нами так же, как чашка, колечко или телефон.

От такой “естественной медитации” лишь небольшой шажок к религиозной. Поводом может послужить слово, деяние Христа или природа, встреча со знакомыми. Христианская медитация это длящаяся молитва, в которой обходятся без многих слов. Иногда молитву определяют как “встречу с Богом”. Ведь встретив друга, мы не болтаем без умолку. Достаточно быть рядом, поблизости, видеть его и знать, что он видит нас. Так и во время медитации мы ощущаем близость Бога. Вслушиваемся в Его слова, принимаем то, что Он говорит нам.

Даже у предметов обихода есть религиозное измерение. Христос использовал всевозможные предметы: ключ, дорогу, воду, камень, семя и т. п. для того, чтобы рассказать притчу, которая указывает вот как относится к нам Бог.

В наше время молодые христиане особенно ценят медитацию. Их очаровывают ее восточные методы. Выяснилось, что в результате нашей сугубо рациональной духовной жизни страдают иные важные сферы духа. Христианская медитация действительно может немало использовать из кладезя восточной мудрости. В любом случае многие ощущают, что медитация не только расширяет их внутренние горизонты, но и приносит внутреннее облегчение и успокоение. А это означает совершенно иную динамику будней.

Молитва по молитвеннику

Всевозможные формы молитв и медитации, предполагающие тишину и сосредоточенность, плохо удаются людям внутренне опустошенным. Они ничего не ощущают, потому что все в них кричит, покоя нет и в помине. В таком случае лучше обратиться к молитвеннику, в котором знающие люди предлагают нам воспользоваться плодами их размышлений. Если они могли так молиться, можем и мы вслед за ними.

Напомним о еще одной форме молитвы, которая считается “типично католической”: это розарий. Каждый набожный человек согласится с тем, что мы писали о молитвах. Но часто можно услышать, что розарий это, по меньшей мере, механическое многословие, которое даже не заслуживает названия молитвы. Розарий напоминает языческие моления, потому что в нем используются даже четки. Безусловно, розарий самая спорная в настоящее время форма молитвы. Многие прежде всего молодые католики не знают, как с ним обращаться. Он не подходит для каждого, а никто не обязан молиться неподходящим ему образом. Но нужно устранить недоразумения. Розарий предполагает молитву-раздумье, внутреннюю молитву.

Как молиться по розарию? Помимо нескольких начальных молитв она складывается по сути из пяти частей, каждая по десять молитв: один “Отче наш” предшествует десяти “Радуйся, Мария”. В середине каждого “Радуйся” говорится одно предложение, напоминающее о событии из жизни Христа. Например: “. и благословен плод чрева Твоего, Иисус, который был распят на кресте за нас. Святая Мария, Матерь Божия. “.

Из сказанного ясно, что розарий это молитва, посвященная, прежде всего, Христу. Христос, “тайны” Его жизни и смерти находятся в центре внимания. И об этом мы размышляем, десять раз повторяя “Радуйся, Мария”. Мы думаем не об отдельных предложениях молитвы, но о том или ином событии из жизни Иисуса.

Ну хорошо, а зачем надо произносить много слов, а к чему еще четки? Набожные слова текут рекой, унося с собой по течению мысли, облегчая концентрацию внимания. Некоторым бывает нужна музыка, чтобы сосредоточиться. Абсолютная тишина порой может рассеивать внимание больше, чем спокойный, равномерный звук. Некоторые люди могут сосредоточиться во время прогулки. Разумеется, они не осознают отдельных шагов так же, как молящийся по розарию человек не обращает внимания на отдельные слова. Именно поэтому эти слова всегда одни и те же, постоянно повторяются, чтобы не отвлекаться на них. Среди полной тишины, находясь в глубоком раздумье, можно замечтаться. Слова молитвы как бы образуют берега реки, к которым то и дело прибиваются наши порхающие мысли, чтобы вновь вернуться в фарватер раздумий о главном. Этому служат и четки-бусины: их механически отсчитывают, не обращая на них внимания. Внимание сосредотачивается на основном. Бусинки намечают границу каждого отрезка. Четки как бы нанизывают наши мысли. Стоит ослабить внимание, как сразу ощутишь в руке твердую бусинку и снова погрузишься в молитву.

Розарий это форма раздумий для человека, которому трудно сосредоточиться в тишине. И тут как раз помогут не оцененные по достоинству формальности. Таким образом, можно погрузиться в раздумья и после напряженного рабочего дня. Нет смысла обсуждать внешнюю сторону розария. Важно, что он помогает миллионам людей в сокровенной внутренней молитве. Тот, кому розарий не подходит, вовсе не обязан молиться по нему.

Тот факт, что подобные формы существуют и у примитивных народов, говорит скорее в пользу розария, чем против него. Ведь все люди чувствуют одинаково. Если формальность помогает нам молиться, к чему отказываться от нее?

Для католиков очень важна совместная молитва. Христос обещает нам: “Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них” (Мф 18,20). Тем самым опровергается возражение: “Если мне хочется молиться, я удаляюсь в леса или в свою комнату!”. Конечно, и там можно от души помолиться; но сугубое обещание Христа относится именно к общей молитве.

В обществе людей каждый не может молиться так, как ему вздумается. Должна существовать общая форма, которой все придерживаются. Это приводит к тому, что сугубо личное отодвигается на второй план, большой простор открывается мыслям о славе Божией и всемирных вопросах.

В течение столетий постепенно развивались и обретали единую форму общие молитвы в Церкви во время богослужения. Строго регулируемые предписаниями молитвы называются литургией (например, молитвы св. мессы).

Для литургических молитв характерно, прежде всего, то, что они не являются чисто внутренними, но тесно связаны с обрядами и церемониями. Возглавляющий Литургию молится в различных позах. Присутствующие стоят, сидят или преклоняют колени. Священник складывает руки или простирает их, склоняется, ударяет себя в грудь, опускается на колени и т.д. Все эти позы не являются пустой формальностью, они служат углублению молитвы. Они подчеркивают духовный характер внутреннего единения с Богом. В наше врем многое известно о тесной связи души с телом, духовных процессов с физическими, телесными. Вполне естественно, что виноватый стремится принизить себя (потому и опускается на колени), а гордый человек выпрямляется. Мы спонтанно поклонимся тому, кому хотим высказать почтение и уважение. Внешний подход отражается на внутреннем образе мыслей при условии, что это не рутина или притворство, чему мы часто бываем свидетелями. То же относится к видимым знакам и форме личной молитвы. А разве сам Христос не использовал всегда видимые знаки?

В Послании к Римлянам (8,26 и далее) говорится: “Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа. “.

Здесь объясняется, что именно в молитве нас должен поддержать Дух Божий. Без Него мы не знаем, как молиться. Поэтому в разных местах Св. Писания приводится (напр., Иуд 20): “Молясь Духом Святым”. Каждая молитва должна начинаться с просьбы к Святому Духу, чтобы Он руководил нашими молитвами и поддерживал наши жалкие усилия, чтобы молитва совершалась “во имя Иисуса”. Ведь Христос обещал, что именно такая молитва будет услышана (ср. Ин 14,13).

Но мы должны молиться и Духу Святому. Многие христиане в молитвах обращаются к Христу или Богу Отцу. А Духу Святому, без которого мы ничего не можем, большей частью не молятся.

В последнее время в Католической Церкви создаются в разных местах группы, придающие особое значение молитвам Святому Духу. В своих молитвах они не руководствуются строго определенными литургическими правилами, но тот, кто может и хочет, спонтанно присоединяется к ним, как описывается в 1 Кор 14,26: “Когда вы сходитесь, и у каждого из вас есть псалом, есть поучение, есть язык, есть откровение, есть истолкование: все сие да будет к назиданию”. В этих группах вновь ожидают раннехристианские дары благодати (харизмы ср. 1 Кор 12,1-11), например, дар пророчества, дар языка (особенного, не понятного для других молитвенного языка). Многие епископы и даже сам Папа ожидают от этого “харизматического движения” посредством Духа Святого, действующего в этом движении, импульсов к обновлению Церкви.

Следует также упомянуть о молитве, которую христиане считают самой важной, так как ей научил нас сам Христос. “Так молитесь. “, призвал Он своих учеников и затем научил их молитве “Отче наш”. Она начинается с просьб, скорее напоминающих хвалу Богу. “Да святится имя Твое, да придет царствие Твое, да будет воля Твоя. ” это больше, чем просьба, это отождествление себя с замыслом и волей Бога, признание Его владычества в мире и в каждом из нас. Лишь потом идут просьбы о главных стремлениях и желаниях людей: о насущном хлебе при этом мы знаем, что “не хлебом единым жив человек”, но всяким словом Божиим (ср. Лк 4,4); о прощении долгов и вины, об избавлении от зла в самом широком и всеобщем смысле. Молитва завершается небольшим славословием, которое не является оригинальным. Ранняя Церковь, однако, присоединяла его ко многим молитвам, и оттуда оно проникло в несколько рукописей Нового Завета как завершение “Отче наш”: “Ибо Твое есть царство и сила и слава вовеки”. Речь снова идет о самом важном для Бога о Его царствии или владычестве.

Каждая строчка глубоко содержательна и дает пищу для долгих размышлений. Целые книги написаны для того, чтобы объяснить молитву “Отче наш” и ее содержание. Рекомендуем вам изучить такую книгу.

В конце каждой молитвы звучит “Аминь” древнееврейское слово, означающее: “Да будет так”.

Оценка 4.6 проголосовавших: 100
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here