Молитва стихи песни

Чудотворные слова: молитва стихи песни в полном описании из всех найденных нами источников.

Текст песни Молитва (на стихи Ильи Резника)

Душа моя лежит на смертном ложе.

Хоть бренное еще в движеньи тело,

Идущее к грядущему пределу.

Чтобы узнать, чего я в жизни стою,

Кто я такой, идущий к очищенью,

И в чем, Господь, мое предназначенье.

Когда свой беспредел творили люди.

Я бился с ними честно и жестоко,

Но был, как в поле воин одинокий.

Когда я плакал тихими слезами.

О матери моей, к тебе ушедшей

Из этой горькой жизни сумасшедшей.

Ты не оставь молитву безответной,

Оставь глоток любви неистребимой

И сохрани любовь моей любимой.

Прошу тебя, о, Милостивый Боже,

Спаси меня от немощи и скверны

Ты пастырь мой, а я слуга твой верный

Видео Н. Караченцов – Молитва (на стихи Ильи Резника)

Комментарии

Обновлено: 2016-05-30 23:59:56

Новости в сообществе

Copyright © 2016-2017, “Тексты песен

Права на тексты песен, а также их переводы принадлежат их авторам. Все тексты и их переводы представлены исключительно для ознакомления.

Удивительная история песни “Молитва” Булата Окуджавы

и долгое время считалось, что это вольный перевод Булата Окуджавы стихотворения этого средневекового французского поэта. Однако, Булат Шалвович впоследствии признавался, что к Вийону текст песни не имеет никакого отношения. Дело в том, что стихотворение "Молитва" не принимали в печать в советские времена по идеологическим соображениям, тогда Булат Шалвович придумал новое название, и в печать взяли. Музыка была придумана позднее, сначала были напечатаны стихи.

Б. Окуджава: "Никакого отношения к Франсуа Вийону эта песня не имеет. Я написал стихи о себе, о своей жизни. Но в редакции не захотели это так печатать, и я назвал их «Молитва Франсуа Вийона». Но это было давно, теперь уже так не делают."

История вышла крайне запутанной:)) Многие по-прежнему считают, что Окуджава перевел Вийона, и не верят признанию Б.Ш. Но я искала во французских источниках и не нашла такого стихотворения. Есть с похожим названием "Баллада с молитвой Богоматери" Ballade pour prier Notre Dame, и ее слова не похожи вовсе на "Молитву" Окуджавы.

Гениальность этой истории в удивительной убедительности легенды о переводе. Это совершенное попадание, вольная или невольная стилизация под Франсуа Вийона (и в особенности, полюбившиеся всем переводы Эренбурга).

И, пожалуй, я пока оставлю метку "Песни на стихи Вийона" 🙂

  • Добавить комментарий
  • 3 комментария

Android

Выбрать язык Текущая версия v.210.1

МОЛИТВА

Ни за заслуги, ни за достижения, ни за талант.

Помните! Они ведь тоже, НЕ ВЫБИРАЮТ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ!

Просто. ЛЮБИТЕ ИХ! ОНИ ВЕДЬ, ТАК В ЭТОМ НУЖДАЮТСЯ.

Автор слов и музыки – Анатолий Доровских

На какой из чужих дорог

Стынет сердце твое на снегу?

Я молитвой тебе помогу.

Так уныло сияет звезда

Над далекой, чужой стороной

Над твоей и моей судьбой.

Мне бы быть звездой,

Той, что над тобой.

Видеть, что ты рядом, и что живой.

Радоваться б вместе рождению дня,

Хрупкую надежду в душе храня.

Устремится первой, теряя кровь.

Мы уйдем от нашей с тобой войны

И моей не высказанной вины.

Среди улиц, домов и крыш

Неприкаянно, чуть дыша,

Заплутала моя душа.

Так упрямо твердят уста.

Все пройдет, и весенней порой

Ты вернешься, мой сын, мой герой

Мне бы быть звездой,

Той, что над тобой.

Видеть, что ты рядом, и что живой.

Радоваться б вместе рождению дня,

Хрупкую надежду в душе храня.

Устремится первой, теряя кровь.

Мы уйдем от нашей с тобой войны

И моей невысказанной вины.

На какой из чужих дорог

Стынет сердце твое на снегу?

Я молитвой тебе помогу.

Количество рецензий: 6

Количество сообщений: 13

Количество просмотров: 2667

© 28.05.2013 Любовь Нестерова

Оценки: отлично 9, интересно 0, не заинтересовало 0

Прекрасное исполнение, Люба!

Как то спелось однажды.

Любочка, просто сердце – пополам.

Исполнение и стихи проникновенны!

Согласен со всеми вашими коментариями!

Только это не так просто. чаще все мысли задним числом.

После того, как детство с юностью прошло.

Спасибо, Любовь, вам и автору стихов!

Эту песню очень ЗДОРОВО исполнила Людмила Гурченко.

Будет желание, покопайтесь в тырнете. Послушайте. НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ. ЛН

ЗАМЕЧАТЕЛЬНО , Любовь! Ваш голос проникает в душу. А что ещё нужно для слушателя? 🙂

Понимаете, когда поёшь душой. когда проживаешь песню сердцем,

когда видишь в песне не просто слова, а пред тобою проплывает сюжет.

Словно, смотришь фильм и ты в ней в главной роли.

ВОТ ТОГДА, и ТОЛЬКО ТОГДА ПЕСНЯ БУДЕТ ЗВУЧАТЬ! :)))) И совсем не важно какой у тебя голос.

Уж поверьте мне.

В примеру, Марк Бернес не обладал уникальным голосом. но как он пел. Он жил в песне.

Спасибо Вам, за такую высокую оценку в мой адрес.

Любочка, какие мудрые строчки ты записала в предисловии!!

Сейчас пытаюсь догнать.

Но мы же хотим, чтобы наши дети были лучше нас.

Да и не только нас, а вообще лучше ВСЕХ.

Вот и получается, что требуем, порою, от детей, невозможного.

СТИХОТВОРЕНИЯ О МОЛИТВЕ

Священник Павел Покровский

Из всех молитв, какие знаю,

Твержу в уме иль вслух читаю 1 ,

Какою дивной дышит силой

Молитва «Господи, помилуй».

Одно прошенье в ней, не много,

Прошу я милости у Бога,

Чтоб спас меня Своею силой,

Когда лились от горя слёзы 2

И страшные смущали грозы,

Тогда с особой сердца силой

Взывал я: «Господи, помилуй!»

Уж близок я к последней грани,

Но все ж с горячими слезами.

Хотя с увядшей в теле силой,

Душа, окончив жизнь земную,

Молитву эту, не иную,

Тверди и там ты за могилой

С надеждой: «Господи, помилуй!»

Плыву в житейском бурном море.

Встречаю радости и горе.

От бурь какой спасался силой?

Молитвой «Господи, помилуй».

И горе таяло, и радость

Мне приносила вдвое сладость,

И все то было дивной силой

Молитвы «Господи, помилуй».

1 Пою в душе иль вслух читаю;

2 Когда от горя льются слёзы.

В минуту жизни трудную,

Теснится ль в сердце грусть;

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная

В созвучьи слов живых

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,

И верится, и плачется,

И так легко, легко…

Не обвиняй меня, Всесильный,

И не карай меня, молю,

За то, что мрак земли могильной

С ее страстями я люблю;

За то, что редко в душу входит

Живых речей Твоих струя;

За то, что в заблужденье бродит

Мой ум далеко от Тебя;

За то, что лава вдохновенья

Клокочет на груди моей;

За то, что дикие волненья

Мрачат стекло моих очей;

За то, что мир земной мне тесен,

К Тебе ж приникнуть я боюсь,

И часто звуком грешных песен

Я, Боже, не Тебе молюсь.

Но угаси сей чудный пламень,

Преобрати мне сердце в камень,

Останови голодный взор;

От страшной жажды песнопенья

Пускай, Творец, освобожусь,

Тогда на тесный путь спасенья

К Тебе я снова обращусь.

Архиепископ Иоанн (Шаховской)

Молитву, Боже, подай всем людям.

Мы так немудры, а – всех мы судим.

В нас нет молитвы и нет виденья,

Нет удивленья и нет прощенья.

Нас неба мудрость найти не может,

И наша скудость нас мучит. Боже.

Дай из пустыни нам выйти ныне,

Мы алчем, жаждем в своей пустыне.

Мы дышим кровью и рабским потом,

А смерть за каждым за поворотом.

Любовь и веру подай всем людям,

В нас нету меры, но мы не будем

Ни жизни сором, ни злом столетий –

Прости нac, Боже, Твои мы дети.

Кн. П.А. Вяземский

Молись! Дает молитва крылья

Душе, прикованной к земле,

И высекает ключ обилья

В заросшей тернием скале.

Она — покров нам от бессилья.

Она — звезда в юдольной мгле.

На жертву чистого моленья —

Души нетленный фимиам,

Из недоступного селенья

Слетает светлый ангел к нам

С прохладной чашей утоленья

Палимым жаждою сердцам.

Молись, когда змеей холодной

Тоска в твою проникнет грудь;

Молись, когда в степи бесплодной

Мечтам твоим проложен путь,

И сердцу, сироте безродной,

Приюта нет, где отдохнуть.

Молись, когда глухим потоком

Кипит в тебе страстей борьба;

Молись, когда пред мощным роком

Ты безоружна и слаба;

Молись, когда приветным оком

Тебя обрадует судьба.

Молись, молись! Души все силы

В молитву жаркую излей,

Когда твой ангел златокрылый,

Сорвав покров с твоих очей,

Укажет им на образ милый,

Уж снившийся душе твоей.

И в ясный день и под грозою,

Навстречу счастья иль беды,

И пронесется ль над тобою

Тень облака иль луч звезды.

Молись! Молитвою святою

В нас зреют тайные плоды.

Все зыбко в жизни сей проточной.

Все тленью дань должно принесть.

И радость быть должна непрочной,

И роза каждая отцвесть.

Что будет, — то в дали заочной,

И ненадежно то, что есть.

Одни молитвы не обманут

И тайну жизни изрекут,

И слезы, что с молитвой канут

В отверстый благостью сосуд,

Живыми перлами воспрянут

И душу блеском обовьют.

И ты, так радостно блистая

Зарей надежд и красоты,

В те дни, когда душа младая —

Святыня девственной мечты, —

Земным цветам земного рая

Не слишком доверяйся ты.

Но веруй с детской простотою

Тому, что нам не от земли,

Что для ума покрыто тьмою,

Но сердцу видимо вдали,

И к светлым таинствам мольбою

Свои надежды окрыли.

Кн. П.А. Вяземский

Любить. Молиться. Петь. Святое назначенье

Души, тоскующей в изгнании своем,

Святого таинства земное выраженье,

Предчувствие и скорбь о чем-то неземном,

Преданье темное о том, что было ясным,

И упование того, что будет вновь;

Души, настроенной к созвучию с прекрасным,

Три вечные струны: молитва, песнь, любовь.

Счастлив, кому дано познать отраду вашу, –

Кто чашу радости и горькой скорби чашу

Благословлял всегда с любовью и мольбой

И песни внутренней был лирою живой.

Кн. П.А. Вяземский

Господи! избави мене всякого неведения и забвения и малодушия и окамененного нечувствия. Господи! даждь ми слезы и память смертну и умиление.

Из молитвы Иоанна Златоустого

Бывают дни, когда молиться так легко,

Что будто на душу молитвы сходят сами,

Иль Ангел, словно мать младенцу на ушко

Нашептывает их с любовью и слезами.

В те дни нам жизнь ясней и внутренним глазам

Доступней Промысла таинственная книга,

И чище радость в нас, и крест не в бремя нам,

И благ тяжелый гнет возлюбленного ига.

Бывают дни, когда мрак на душе лежит;

Отяжелевшая и хладная как камень,

Она не верует, не любит, не скорбит

И не зажжется в ней молитвы тихий пламень.

Хранитель Ангел мой! не дай мне в эти дни

Пред смертью испытать последнее сомненье

И от души моей ты немощь отжени

И хлад неведенья и чувств окамененье.

Но теплых слез во мне источник обнови,

Когда остынет он в дремоте лени томной;

Дай умиленье мне молитвы и любви,

Дай память смертную, лампаду в вечер темный!

По мере горенья

Да молится каждый

Иль ропотом жажды,

Горим мы недаром

Как дым фимиама,

Все дальше от взоров

Восходим до хоров

По мере страданий

Да молится каждый –

Иль ропотом жажды!

О Боже, о Боже, хоть луч благодати Твоей,

Хоть искрой любви освети мою душу больную,

Как в бездне заглохшей, на дне все волнуется в ней

Остатки мучительных, жадных, палящих страстей…

Отец, я безумно, я страшно, я смертно тоскую!

Не вся еще жизнь истощилась в бесплодной борьбе:

Последние силы бунтуют, не зная покою,

И рвутся из мрака тюрьмы разрешиться в Тебе!

О, внемли ж их стону, Спаситель! внемли их мольбе,

Зане я истерзан их страшной, их смертной тоскою.

Источник покоя и мира, – страданий пошли им скорей,

Дай жизни и света, дай зла и добра разделенья –

Освети, оживи их любовью Своей,

Дай мира, о Боже, дай жизни и дай истощенья.

В день светлой радости дай мне, о Боже,

Помнить лишь то, что всего мне дороже,

Что исцеляет все раны мои:

Вешней любви лучезарные сказки,

Верной любви утешенья и ласки,

Счастие вечной любви.

Все ж безобразное, низкое, пошлое,

Все, что мрачит мое скорбное прошлое,

Дай в этот день мне забыть навсегда,

Чтоб, погруженное в бездну презрения,

Под непроглядным покровом забвения

Сгибло оно без следа.

Как пламя молитвы!

Что слух мой заменит?

Чтo будет жизнь духа

Без этого сердца?

На крест, на могилу,

На небо, на землю,

На точку начала

И цели творений

Печать та навеки,

Ее не расторгнут

Огонь не растопит,

Прости мне, Спаситель!

Слезу моей грешной

Во тьме она светит

О Боже! дай мне воли силу,

Ума сомненье умертви,—

И я сойду во мрак могилы

При свете веры и любви.

Мне сладко под твоей грозою

Терпеть и плакать и страдать;

Молю: оставь одну со мною

Твою святую благодать.

Бывают минуты, – тоскою убитый,

На ложе до утра без сна я сижу,

И нет на устах моих теплой молитвы,

И с грустью на образ святой я гляжу.

Вокруг меня в комнатах тихо, безмолвно,

Лампада в углу одиноко горит,

И кажется мне, что святая икона

Мне в очи с укором и строго глядит.

И дума за думой на ум мне приходит,

И жар непонятный по жилам течет,

И сердце отрады ни в чем не находит,

И волос от тайного страха встает.

И вспомню тогда я тревогу желаний,

И жгучие силы тяжелых утрат,

Неверность надежды и горечь страданий

И скрытый под маской глубокий разврат.

Всю бедность и суетность нашего века,

Все мелочи жалких, ничтожных забот,

Все зло в этом мире, всю скорбь человека,

И грозную вечность, и с жизнью расчет.

И вспомню я крест на Голгофе позорной,

Облитого кровью Страдальца на нем,

При шуме и кликах насмешки народной

Поникшего тихо покорным челом…

И страшно мне станет от этих видений,

И с ложа невольно тогда я сойду,

Склоню пред иконой святою колени

И с жаркой молитвою ниц упаду.

И мнится мне, слышу я шепот невнятный,

И кто-то со мной в полумраке стоит:

Быть может, незримо, в тот миг благодатный

Мой ангел-хранитель молитву творит.

И в душу прольется мне светлая радость,

И смело на образ тогда я взгляну,

И, чувствуя в сердце какую-то сладость,

На ложе я лягу и крепко засну.

Молись, дитя: тебе внимает

Творец бесчисленных миров,

И капли слез твоих считает,

И отвечать тебе готов.

Быть может, ангел твой хранитель

Все эти слезы соберет

И их в надзвездную обитель

К престолу Бога отнесет.

Молись, дитя, мужай с летами!

И дай Бог, в пору поздних лет,

Такими ж светлыми очами

Тебе глядеть на Божий свет.

Тихо все; горит лампада;

Полночь бьет; пора, проснись;

Встань, дитя, с своей постельки,

Встань и Богу помолись,

Помолись за дальних братий, –

Может быть, вкруг них теперь

Льется кровь, летают пули,

Не без ран, не без потерь.

Все они бесстрашны в битве;

В них любовь к Царю, к Отчизне, –

Храбрых смерть не устрашит.

Не забудь и тех, что пали

В битве жертвою святой,

Без тоски их, без печали,

Чистым сердцем помяни.

Встань, дитя, и на колена!

К Богу с теплою мольбой,

Чтобы знаменем победы

Осенил Он страшный бой.

Молю Тебя, Спаситель мой:

Смири во мне страстей волненье,

Избавь меня от искушенья,

Исполни кротости святой!

От грешных чувств, от гордых дум

Оборони меня, Спаситель, –

И озари мне, Искупитель,

Небесным светом бедный ум.

К Тебе, Всемогущий,

С душой утомленной,

Печальной и мрачной,

К Тебе возношусь я,

Пошли, Всеблагой, мне

И ум помраченный,

Исцели меня, Благость превечная!

Исцели мои раны сердечные!

Пред Тобою я в прахе лежу

И небесной отрады прошу.

О, возьми Ты все блага ненужные,

Услади мою душу недужную,

И божественной силой любви

Благотворно меня оживи.

Уничтожь во мне силой чудесною

Все земное, пошли мне небесное!

О небесном молю я в тиши –

Не отвергни молений души!

Не святотатствуй, не греши

Во храме собственной души.

Поверь, молиться невозможно

При кликах суетных и ложных,

Пустых, ничтожных торгашей,

Средь пошлых сплетен и речей.

Очисти храм бичом познанья,

Всю эту ветошь изгони, –

Тогда, пред алтарем призванья

С мольбой колена преклони…

Дух премудрости и разума, и силы,

Всеобъемлющей, божественной любви!

Нас, заглохших в суете, помилуй

И своим дыханьем оживи!

Пламенем иль бурей благодатной

Зачерствелых прикоснися душ,

Царство тьмы и злобы невозвратно

Силою спасительной разрушь.

О, Дух жизни, света и свободы!

На сердца жестокие повей!

Просвети заблудшие народы,

Свет и жизнь на страждущих пролей! –

Да свободно, в храме мирозданья,

И мольбы, и жертвы принесут,

И свое высокое призванье,

Жизни цель бестрепетно поймут…

Я стою перед иконой

И без слов молюсь;

Я молюсь Тебе, Создатель, –

Пусть пошлется мне страданье, –

Дух к нему привык;

Пусть меня забудут скоро

Пусть забудут, пусть разлюбят;

Только, Боже мой,

Посылай им чаще радость,

Если есть его на долю

Эту долю моим милым

Пошли, Господь, Свою отраду

Тому, кто в летний жар и зной,

Как бедный нищий мимо саду,

Бредет по жаркой мостовой.

Кто смотрит вскользь через ограду

На тень деревьев, злак долин,

На недоступную прохладу

Роскошных светлых луговин.

Не для него гостеприимной

Деревья сенью разрослись,

Не для него, как облак дымный,

Фонтан на воздухе повис.

Лазурный грот, как из тумана,

Напрасно взор его манит,

И пыль росистая фонтана

Его главы не освежит.

Пошли, Господь, Свою отраду

Тому, кто жизненной тропой,

Как бедный нищий мимо саду,

Бредет по знойной мостовой.

Прости мне, Боже, прегрешенья

И дух мой темный обнови.

Дай мне терпеть мои мученья

В надежде, вере и любви.

Не страшны мне мои страданья,

Они залог любви святой,

Но дай, чтоб пламенной душой

Я мог лить слезы покаянья.

Взгляни на сердца нищету,

Дай Магдалины дар священный,

Дай Иоанна чистоту;

Дай мне донесть венец мой тленный

Под игом тяжкого креста

К ногам Спасителя Христа.

О, Ты, Кого хвалить не смею,

Творец всего, Спаситель мой,

Но Ты, к Кому я пламенею

Моим всем сердцем, всей душой!

Кто, по Своей небесной воле,

Грехи любовью превозмог,

Приник страдальцев к бедной доле,

Как друг и брат, отец и Бог;

Кто солнца яркими лучами

Сияет мне в красе денной

И огнезвездными зарями

Всегда горит в тиши ночной;

Крушитель зла, Судья Верховный,

Кто нас спасает от сетей

И ставит против тьмы греховной

Всю бездну благости Своей! –

Услышь, Христос, мое моленье,

Мой дух Собою озари

И сердца бурного волненье,

Как зыбь морскую, усмири:

Прими меня в Свою обитель, –

Я блудный сын, – Ты Отче мой;

И как над Лазарем, Спаситель,

О, прослезися надо мной!

Меня не крест мой ужасает, –

Страданье верою цветет,

Сам Бог кресты нам посылает,

А крест наш Бога нам дает;

Тебе вослед идти готовый,

Молю, чтоб дух мой подкрепил,

Хочу носить венец терновый, –

Ты сам, Христос, его носил!

Но в мрачном, горестном уделе,

Хоть я без ног и без очей, –

Еще горит в убитом теле

Пожар бунтующих страстей;

В Тебе одном моя надежда,

Ты радость, свет и тишина;

Да будет брачная одежда

Рабу строптивому дана.

Тревожной совести угрозы,

О Милосердый, успокой;

Ты видишь покаянья слезы, –

Молю, не вниди в суд со мной.

Ты всемогущ, а я бессильный,

Ты Царь миров, а я убог,

Бессмертен Ты – я прах могильный,

Я быстрый миг – Ты вечный Бог!

О, дай, чтоб верою святою

Рассеял я туман страстей

И чтоб безоблачной душою

Прощал врагам, любил друзей;

Чтоб луч отрадный упованья

Всегда мне в сердце проникал,

Чтоб помнил я благодеянья,

Чтоб оскорбленья забывал!

И на Тебя я уповаю;

Как сладко мне любить Тебя!

Твоей я благости вверяю

Жену, детей, всего себя.

О, искупя невинной кровью

Виновный, грешный мир земной, –

Пребудь Божественной любовью –

Везде, всегда, во мне, со мной!

Я слышал — в келии простой

Старик молитвою чудесной

Молился тихо предо мной:

"Отец людей, Отец Небесный!

Да имя вечное Твое

Святится нашими сердцами;

Да придет царствие Твое,

Твоя да будет воля с нами,

Как в небесах, так на земли.

Насущный хлеб нам ниспошли

Своею щедрою рукою;

И как прощаем мы людей,

Так нас, ничтожных пред Тобою,

Прости, Отец, Своих детей;

Не ввергни нас во искушенье,

И от лукавого прельщенья

Так он молился. Свет лампады

Мерцал впотьмах издалека,

И сердце чуяло отраду

От той молитвы старика.

Отче наш! Сына моленью внемли!

Братскую дай нам любовь на земли!

Сыне, распятый во имя любви!

Сердце Ты в нас освежи, обнови!

Дух Святый! Правды источник живой!

Дай силу страждущему!

Ты вожделенные тайны открой!

Боже! Спаси Ты от всяких цепей

Мрака, и зла, и неправды людей!

Вставших на глас Твой услыши молитву,

В лени коснеющую

Жизнь разбуди на святую борьбу!

Отче наш! Бог, в небесах обитающий,

Оку незримый, но зримый сердцами,

Все созидающий, все разрушающий,

Греющий землю живыми лучами.

Мы принесли Тебе в жертву бескровную

Нашу молитву в часы покаяния,-

Дай же, о Боже, нам пищу духовную,

Дай нам источник святого желания.

В годы сомнения, в годы ненастные

Нам изменили мечты неизменные;

Мы загасили светильники ясные,

Мы расплескали елеи священные.

Отче наш! Бог безутешно страдающих,

Сердце Вселенной! к Тебе мы с молитвою-

Всех сохрани за любовь погибающих,

Всех угнетенных мучительной битвою!

Отче наш! Дай нам пути благодатные

И отстрани от соблазна лукавого.

Да воссияют лучи незакатные

Правды небесной и помысла правого!

Но кто их знает? Я да ты,

Да разве с нами. Провиденье!

Мгновенье – сон и вечность – сон.

А Человек стоит пред нами.

Но Он – Христос и вечность – Он,

И. с распростертыми руками

На крест Голгофы пригвожден

Мгновеньем, созданным веками!

К.Р. (Вел. Кн. Конст. Конст. Романов)

Не говори, что к небесам

Твоя молитва не доходна;

Верь, как душистый фимиам,

Она Создателю угодна.

Когда ты молишься, не трать

Излишних слов; но всей душою

Старайся с верой сознавать,

Что слышит Он, что Он с тобою.

Что для Него слова? — О чем,

Счастливый сердцем иль скорбящий,

Ты ни помыслил бы, — о том,

Ужель не ведает Всезрящий?

Любовь к Творцу в душе твоей

Горела б только неизменно,

Как пред иконою священной

Лампады теплится елей.

К.Р. (Вел. Кн. Конст. Конст. Романов)

Научи меня, Боже, любить

Всем умом Тебя, всем помышленьем,

Чтоб и душу Тебе посвятить

И всю жизнь с каждым сердца биеньем.

Научи Ты меня соблюдать

Лишь Твою милосердную волю,

Научи никогда не роптать

На свою многотрудную долю.

Всех, которых пришел искупить

Ты Своею Пречистою Кровью, —

Бескорыстной, глубокой любовью

Научи меня, Боже, любить!

Молись, душа моя, молись!

И за молитвой возносись, —

Оставя грусть и смуты долу, —

Туда, к надзвездному престолу,

Отколе веет сила сил,

И свет неведомых светил

Струями чистыми стремится.

Лети туда, чтоб погрузиться

В тот светоносный океан;

Но возвратясь в земной туман

Из чудных тех разливов света,

Сюда, в земную область слез, —

Порадуй грустнаго поэта

Хоть ароматом горних роз.

Услышь, о Господи, меня,

Когда к Тебе я прибегаю,

Когда к Тебе на склоне дня

Свои молитвы воссылаю.

Вечерней жертвою моей

Горе несется дым кадильный,

Да вознесётся вслед за ней

Моя молитва, о Всесильный!

Да будет мысль моя чиста,

Грехи в неё да не теснятся,

И ограждённые уста,

Как стражей двери, охранятся.

Да сердце гордое мое

Избегнет помыслов лукавых.

И беззаконие моё

Не назовёт – стезею правых.

В воздухе смолкает

Шум дневных тревог;

Тишь с небес на землю

В сердце у меня

Не стихает горе

Отчего ж так больно

Скорбь сжимает грудь.

Боже мой! От горя

Дай мне отдохнуть.

В тихом сумраке лампада

Светом трепетным горит;

Пред иконой белокурый

Внучек с дедушкой стоит.

Говорит ребенку тихо,

Наклоняся, дед седой;

"Помолилися за всех мы,

Мой малютка дорогой!

Помолились за родных мы,

Помолились за чужих,

За людей, почивших в мире,

За трудящихся живых.

Помолились, но забыли

Помолиться мы за тех,

Кто томится в злой неволе

Без отрад и без утех.

Чье в тоске сгорает сердце,

Гаснут очи под слезой…

Чья проходит жизнь сурово

За тюремною стеной.

Их не греет Божье солнце,

Чуть в окошко к ним светя…

Так помолимся же Богу

Мы за них, мое дитя.

Тяжела, горька их доля,

Скорбь да горе в их груди, –

Нет у них ни светлой веры,

Ни надежды впереди.

Даруй, Бог, им облегченье

В темноте тюрьмы глухой, –

Ниспошли им мир духовный,

И сердечный дай покой.

Воскреси их упованья,

С горькой долей примири,

Светлой верой и надеждой

Путь их скорбный озари…"

И кладет дитя поклоны

При мерцающем огне,

И за дедушкой молитву

Повторяет в тишине.

На рассвете грядущего дня

Я, склонясь пред Тобою, молю:

Не оставь, Лучезарный, меня,

Не оставь тех, кого я люблю.

Всех, кто любит Тебя и зовет,

Всех, кто хочет Тебе лишь служи ть,

Кто Тебя с вожделением ждёт,

Чтоб к ногам Твоим душу сложить.

Не оставь также тех, что вдали,

В мраке жизни забыли Тебя,

Потому ли, что ждать не могли,

Потому ль, что устали, любя;

Тех, чья жизнь неудачна и зла,

Тех, в чьих душах страданье живёт,

Чья дорога терниста была,

Тех, кто больше не рвется вперёд.

Осуши слезы тех, кто скорбит,

Подними и ободри, кто пал,

Пробуди тех, кто леностно спит,

И явись тем, кто Бога искал.

Тем, кто душу Тебе лишь открыл,

Кто умеет молиться и ждать, –

О, приди же к ним, Господи Сил,

И за вечерю с ними воссядь.

Бог Господь, о, явись нам в путях,

По которым мы в жизни идём,

В наших душах и в наших делах

Загорись лучезарным огнём.

На рассвете грядущего дня,

Мой Господь, я дерзаю молить –

Не покинуть сегодня меня.

Но во мне и со мною пребыть.

О Господи, пошли мне силы жить!

Дай мужество – бесстрашно умереть.

Все пережить, перетерпеть.

За все Тебя благодарить!

Владыка мой, прибежище мое!

Смягчи мне сердце, душу облегчи.

Быть чистым, кротким научи,

Не оттолкни дитя Своё.

Молюсь Тебе: помилуй и спаси

От смертных мук любимую страну.

И воскресения весну

Дай мне увидеть на Руси!

Молю Тебя, пред сном грядущим, Боже!

Дай людям мир, благослови

Младенца сон, и нищенское ложе,

И слезы тихие любви.

Прости грехи, на жгучее страданье

В час безмолвного заката

Об ушедших вспомни ты,

Не погибло без возврата,

Что с любовью пережито.

Пусть синеющим туманом

Ночь на землю наступает —

Иоанно-Предтеченское братство “Трезвение” Русской Православной Церкви.

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

Оценка 4.3 проголосовавших: 22
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here