Молитва вне церкви

Чудотворные слова: молитва вне церкви в полном описании из всех найденных нами источников.

Slavic Baptists

Учась у ног Христа молитве, мы должны особенно хорошо усвоить два наставления нашего божественного Учителя. Мы знакомы с ними, но поставим их еще раз перед собой.

Первое наставление Христа гласит: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Ев. Матф. 6, 6).

Второе наставление Христа гласит: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет вам от Отца Небесного» (Ев. Матф. 18, 19).

В Откровении Иоанна 2, 1 мы видим Христа, как держащего семь звезд в деснице Своей и как ходящего посреди семи золотых светильников, а в Откровении 1, 20 нам объясняется «тайна семи звезд и семи золотых светильников», а именно: «семь светильников… суть семь церквей».

Ев. Матф. 18, 20 и Откровение 2, 1 говорят о том, что Христос пребывает посреди Своей Церкви, посреди «экклезии» — собрания, посреди собранных во имя Его, хотя бы их было двое или трое.

Семь золотых светильников, посреди которых ходит Христос, — это полнота Его церквей, начиная от самых маленьких и кончая самыми большими.

Обязанность, задача каждой церкви быть молящейся церковью. И Христос дает молящейся церкви особое обетование: «чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного».

Но какие указания Христос дает Своей Церкви, чтобы молитвы ее были эффективными, действенными. Мы должны особенно прислушаться к трем указаниям нашего Господа: во-первых, молящиеся должны «согласиться» просить о том или другом деле своего Небесного Отца; во-вторых, они должны просить «во имя Христа», о чем Христос говорит в Ев. Иоанна 14, 13 — 14: «И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне; если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю».

И третье указание Христа для действенной молитвы гласит: «Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам» (Ев. Марк. 11, 24). Эти три указания нашего Господа ценны как для наших личных молитв, так и для молитв Церкви.

Вникнем еще раз в эти три указания Христа: молиться надо определенно, то есть определив, о чем мы будем молиться; молиться надо во имя Христа и молиться надо с верою, что мы получим просимое.

Обратим внимание, как апостол Павел ценил молитву Церкви и как он верил в ее особую силу. В Послании к Римлянам, то есть к Церкви в Риме, 15, 30 — 32, он пишет: «Умоляю вас, братья, Господом нашим Иисусом Христом и любовью Духа, подвизаться со мною в молитвах за меня к Богу, чтобы служение мое для Иерусалима было благоприятно святым, дабы мне в радости, если Богу угодно, прийти к вам и успокоиться с вами». Прочтем 2 Кор. 1, 11: «При содействии и вашей молитве за нас, дабы за дарованное нам, по ходатайству многих, многие возблагодарили за нас». Прочтем Филип. 1, 19: «Знаю, что это послужит мне во спасение по вашей молитве и содействием Духа Иисуса Христа»; Колос. 4, 2 — 4: «Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением; молитесь также и о нас (о Павле и Тимофее), чтобы Бог отверз нам дверь для слова, возвещать тайну Христову, за которую я и в узах, дабы я открыл ее, как должно мне возвещать». И еще одно место — 2 Фессал. 3, 1 — 2: «Итак, молитесь за нас, братья, чтобы слово Господне распространялось и прославлялось, как и у вас, и чтобы нам избавиться от беспорядочных и лукавых людей; ибо не во всех вера».

Во всех этих местах своих посланий ап. Павел не только говорит о великом значении молитвы церкви, но и призывает церковь к молитве. Послушаем еще раз его призыв к церкви в Риме: «Умоляю вас, братья (и, конечно, и сестры), подвизаться со мною в молитвах…» «Подвизаться в молитвах», то есть быть церковью-подвижницей в молитвах! Развитие христианства пошло бы совсем другим путем, если бы Церковь Христа не только молилась, но и подвизалась в молитвах.

Мы все хотим служить делу Христа. Не знаем ли мы, что подвигом молитвы мы можем содействовать делу Христа не меньше, чем проповедью Евангелия. Мы можем охватить нашей молитвой людей, рядом с нами находящихся, и людей, живущих от нас на расстоянии тысячи километров. Для молитвы буквально нет преград.

Мы знаем, как Христос в Своей первосвященнической молитве охватил всю Церковь — от первых ее членов до последних. Прочтем Ев. Иоанна 17, 20: «Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их». Предметом наших молитв может быть любой человек, любая церковь, любой служитель Божий, любое событие нашей жизни, любое переживание, любое затруднение. Подвигом молитвы может подвизаться каждый член Церкви Христа, в том числе и слабый, и больной, и самый престарелый. И Христос призывает всех нас сделаться подвижниками молитвы.

Слово Божие рисует нам Церковь Христа в небесах, наполненную фимиамом молитвы. Прочтем еще раз Откровение 5, 8: «И когда Он (Христос) взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых». Двадцать четыре старца — это Церковь Христа в совокупности. Пусть же и Церковь Христа на земле будет полна фимиама молитвы. И тогда, как говорит Христос, она будет двигать горами.

Молитва вне церкви

Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев

Церковная молитва

О церковной же молитве знайте, что она выше домашней вашей молитвы, ибо оная возносится от целого собора людей, в числе коих, может, много есть чистейших молитв, от смиренных сердец к Богу приносимых, кои Он приемлет, яко кадило благовонное, с коими и ваши, хотя немощные и ничтожные, приемлются (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 127).

. Особенно в церковь надобно ходить в мирном духе, ибо и молитва не приемлется, аще имамы на кого что или кто от нас оскорблен (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 201).

Важна молитва церковная, лучшие мысли и чувства приходят именно в церкви, правда, и враг в церкви сильнее нападает, но крестным знамением и молитвой Иисусовой отгоняйте его. Хорошо встать в церкви в какой-нибудь темный уголок и молиться Боженьке. «Горе имеем сердца!» возглашает священник, а ум наш часто стелется по земле, думая о непотребном. Боритесь с этим (преп. Варсонофий, 3, с. 278-279, от 30.12.1912).

Во время пения «Честнейшей» [преподобный Амвросий] стоял, наклонив голову почти к земле. Когда окончилось пение, батюшка строго сказал г-же Н.: «Отчего ты не клала поклонов, а стояла так?» Она ответила: «В миру я всегда кладу шесть поклонов, когда поют «Честнейшую Херувим», а тут опасаюсь никто не кладет». Батюшка опять строго сказал: «Чтобы вы с дочерью всегда клали поклоны! Какое вам дело, что никто не кладет? Вы знаете, один видел, как во время пения «Честнейшей» Сама Царица Небесная явилась и подходила к Своей иконе. Вы всегда кладите» (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 106).

Казалось бы, нам в молитве довольно один раз сказать: «Господи, помилуй», а мы говорим и три, и двенадцать, и сорок раз. Это за тех страдальцев, которые даже не могут вымолвить: «Господи, помилуй». Вот Церковь за них и молится (преп. Нектарий, 13, с. 93).

Прелесть в молитве

. Когда творишь молитву. имела бы крайнее смирение и память своих грехов, моля о помиловании, и как можно бы остерегалась увлекаться в мнении о себе и искать чего высокого. Прелесть весьма близка (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 297).

Ты ищешь жару в молитве по безумию, ежели и подумаешь, что получила оную, то будь уверена, что это прелесть. Ты исправь жизнь свою, будь смиренна, молись смиренно, Бог приемлет молитвы смиренных. А когда ты сама будешь давать цену своей молитве, то это уже прелесть. При такой неисправности молись о том, да даст тебе Господь исправить жизнь свою и видеть свои грехи, не осуждать никого. (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 476).

Описанным тобою немощам душевным и телесным подвергся ты потому, что по неопытности употреблял не тот образ молитвы, возносясь умом к Престолу Святой Троицы и созерцая непостижимое Божество, по человеческому представлению во образе и подобиях, отчего, по слову святого Григория Синаита и святого Симеона Нового Богослова, неопытные впадают в прелесть. Образ молитвы с видением и возношением ума на небо могут употреблять только бесстрастные, долгим временем и подвигом, паче же смирением и помощью Божиею, очистившие себя от примеси страстей, а для новоначальных и немощных это весьма опасно и доводит до прелести вражией, при которой подвергаются неподобным немощам и увлечениям, как объясняет это святой Апостол: «понеже не восхотеша имети Бога в разуме, сего ради предаде их Бог в неискусен ум творити неподобная. » (Ср.: Рим. 1, 28) (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 141).

Видишь, в какую высоту ты доспела, когда стоишь на молитве или станешь мысленно молиться, то ничего не помнишь земного. Ты думаешь, это истинная молитва? Но, напротив, истинная прелесть, приводящая тебя в высокоумие, и паки на мнимые небеса тебя вознесут, а я советую смиренно молиться, видеть свои грехи и отнюдь не думать, что ты достигла такой непарительной молитвы. Явно враг уступает и не борет тебя, чтобы обольстить высокоумием, и слезы твои неправильные. «Кто не помышляет себя быти грешна, того молитва несть благоприятна пред Богом», пишет святой Исаак (Слово 55) (преп. Макарий, 24, т. 6, с 127-128).

В письме. пишешь что-то о высоком, о внутреннем поучении, об умной молитве, что молитва у тебя сама собою действует и вовремя! Что-то это не похоже на настоящее делание, и предвещает более опасность, нежели успех духовный. Духовная наша мера с тобою еще очень мала: ретишься к высокому и пишешь мне о высоком, а о низком умалчиваешь, говоря только как бы мимоходом, что с тобою случаются иногда скорби, а какие не объясняешь (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 46).

Рассеянная молитва

Вы смущаетесь, что во время молитвы не можете собрать своих мыслей, но рассеиваетесь: молиться без развлечения есть дело совершенных, но мы, немощные и находящиеся в борьбе (со страстями), должны собирать скитающиеся мысли наши и смиряться при нахождении помыслов, и отнюдь не смущаться, ибо смущение подает врагу силу больше на нас вооружаться, а смирение прогоняет его. А если бы всегда имели молитву чистую, без развлечения, то опять не избежали бы тщеславных и гордых помыслов, от врага наносимых. Помните, что Бог приемлет молитву смиренных (преп. Макарий, 24, т. 1,с. 426—427).

Рассеиваешься иногда при молитве Иисусовой. Трудно, чтобы никогда не рассеиваться. Это свойственно только совершенным, а мы с тобой люди грешные. На языке, говоришь, молитва, а на уме Бог весть что, и потому думаешь, не оставить ли в таком случае молитву. Нет, не оставляй. Лучше сухим хлебом питаться, нежели оставаться совсем без хлеба (преп. Иосиф, 11, с. 249).

Слезная молитва

Еще пишешь, что во время молитвы некоторые слова особенно трогают, и ты повторяешь эти слова по нескольку раз и затем молишься своими молитвами или словами. Такой способ моления не отрицается, а, напротив, Затворник епископ Феофан поощряет к такой молитве. Или так только плачешь, ничего не читая. Все-таки должно плакать хоть с мыслью, что безмерно прогневала грехами Господа и боишься страшного наказания (преп. Иосиф, 11, с. 249).

Во втором своем письме ты описала свою слезную молитву. По замечанию опытных в жизни духовной людей, если во время такой молитвы человек ощущает тишину и мир помыслов, то это состояние есть дар благодати Божией, и если в это время поклоны мешают, то можно их оставлять. Но должно при этом помнить, что это дар Божий, а не плод твоих трудов и усилий. Уже по тому можешь о сем заключить, что, когда перешло это состояние, тогда ты уже никакими усилиями не могла возвратить его. А потому, при подобных случаях, более и более нисходи во глубину смирения, считая себя недостойною такого дара небесного ради бесчисленных грехов своих, содержа в уме сие: «Всех превосхожду грехом, кого научу покаянию? Аще воздохну, яко мытарь непщую (думаю) отягчити небеса. Аще слезю якоже блудница, оскверняю слезами землю. Но даждь ми оставление грехов, Боже, и помилуй мя]] (Октоих, 2 глас, стихира во вторник на утрени на стиховне). При этом еще помни, что кому дано много, с того и много взыщется. А потому взывай ко Господу от сердца, да не послужит тебе дар сей во осуждение на Страшном Суде Его (преп. Иосиф, 107).

. Холодность твоя в молитве да покрывается и заменяется смирением, вместо смущения о том, что нет у тебя теплоты и слез в молитве, слезы же легкомысленных людей паче надымают; ты теперь, не имея слез, невольно сознаешь свою нищету, а при оных мечтала бы и о богатстве духовных дарований, я не приписываю тебе хвалы за холодность, но небезопасно полагаться и на слезы, по слову святого Лествичника: «не верь тем слезам, кои текут прежде очищения твоего»; ежели бы истинно смирилась, то и слезы могли бы явиться, как и в блаженствах сказано: после нищеты духовной плач (Мф. 5, 3—4) (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 444).

Сердечная молитва

Молитва бывает. во-первых устная, во-вторых внутренняя, сердечная, в-третьих духовная. Внутреннюю сердечную молитву имеют весьма немногие, а имеющие духовную молитву встречаются еще реже. Духовная молитва несравненно выше внутренней, сердечной. Имеющие ее начинают познавать тайны природы, они смотрят все со внутренней стороны, на смысл вещей, а не внешнюю их сторону. Они постоянно бывают охвачены высоким духовным восторгом, умилением, от которых их глаза часто источают слезы. Их восторг для нас непонятен. Доступный нам восторг самых великих художников в сравнении с их духовным восторгом есть ничто, ибо он душевен. А преподобный Исаак Сирский говорит еще о четвертом роде молитвы, молитвы, выходящей за пределы нашего сознания. Что это за молитва, я не знаю. Быть может, ее и имел только один Исаак Сирский. (преп. Варсонофий, 5, с. 113, от 10.05.1909).

Состояние до получения внутренней молитвы. хаотическое, ужасно тяжелое. Игра на скрипке, если кто умеет играть, очень приятна, но при учении игре на скрипке – убийственные звуки. Так и это состояние есть как бы настраивание инструмента, начальные гаммы. Инструмент есть, рояль раскрыт, готов, перед нами ряд белых клавишей, игрока нет. Кто же этот игрок? Бог. Нам должно подвизаться, а Господь по обещанию Своему: «Приидем к нему и обитель у него сотворим» (Ср.: Ин. 14, 23), придет к нам, и наш инструмент заиграет. Про эту музыку часто говорится в псалмах: «Крепость моя и пение мое Господь. » (Пс.117, 14). «Пою и воспою Господеви…» (Пс.26, 6). «Пою Богу моему дондеже есмь…» (Пс. 145, 2). Это пение неизглаголанно. Чтобы его получить и идут в монастырь и получают, но один через 10, третий через 15, а четвертый через 40 лет (преп. Варсонофий, 5, с. 78, от 05.11.1908).

Пишешь, что, потеряв молитву сердечную, ты осталась точно обезоружена. Я тебе уже писал, что во всех твоих искушениях и во всех необыкновенных действиях, бывающих с тобою, ты не должна оставлять молитвы. Не можешь молиться сердечною молитвою, молись умом или устами: как бы ни молиться, не оставляй только молитвы. При пострижении говорится постригаемому, что он должен всегда имя Господа Иисуса во уме, в сердце, в мысли и во устех своих имети. Заметь, не только в сердце, но и в уме, в мыслях и в устах. А в тебе заметна неуместная настойчивость на своем, чтобы непременно была у тебя сердечная молитва, и когда ее нет, то и вовсе остаешься без молитвы. Пишешь, что когда с трудом старалась найти место сердечное, то стало тебя бороть осуждение ближних. Это и показывает, что молитва твоя еще неправильная, потому что плод истинной молитвы смирение и любовь к ближнему (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 15).

Касательно умной и сердечной молитвы, к которой ты так расположена, скажу, что враг наш душевный не восстает так ни против какой добродетели, как против молитвы, в особенности умной и сердечной, всеми способами подвизает человека на гнев и на немирствие против других, которые по своему неразумию, а вместе, по наущению вражию, мешают нам проходить внимательную жизнь. Блаженный Илия Екдик пишет: «егда помолишься, якоже подобает, ожидай онех, яко не подобает», т. е. гневного возмущения (Добротолюбие, ч.4) (преп. Амвросий, ч.3, с. 42).

Описываешь в своем письме, как помысл понуждал тебя молиться, чтобы Господь ввел ум твой в сердце. Но ни у кого из святых отцов не видим, чтобы кто-либо из них молился подобною молитвою. Полезнее молиться со смирением так: «Господи! якоже веси помилуй мя! Имиже веси судьбами устрой о мне полезное!» Нам заповедано Господом молиться: «Отче наш! да будет воля Твоя». Но нигде не сказано, чтобы можно было молиться так: «да будет воля наша!» А у тебя во всем, даже в молитве, проглядывает, что хочешь непременно, чтобы было по-твоему, или по внушению вражию (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 16).

Чувства в молитве

Во время молитвы неполезно стремиться к высоким чувствованиям. Надо только в смысл вникать произносимых слов, внимательно молиться, и тогда, со временем, Господь даст и озарение духовное, и умиление сердечное (преп. Никои, 8, с.317-318).

Утешение твое молитвенное не новость: я тебе не раз, а, может быть, сто раз твердил: потрудись, потерпи, а там Сам Бог утешит. Нет, М. пусти домой, да в С, да в Иерусалим. А я говорю: подержи молитву, не только Рим и Иерусалим, а Сам Распятый за нас придет с Пречистою Материю. Вот тебе объяснение: Господь привлекает к Себе строптивых и малодушных именно таким образом. А то они тотчас возропщут и на Бога, и на отца своего, и на всех ближних, что они погибли. А теперь ты сама видишь, что не всуе трудилась и я тебя не обманывал. Это первая часть. А вторая последует после. Это утешение уверило тебя, что есть Бог и есть награда, затем оно отойдет от тебя, и Господь будет глядеть на тебя, что ты верная раба Его или лукавая, сластолюбивая, купленная раба, которая любит Господа только тогда, когда Он ее утешает. Вот ты тогда и покажи искреннюю любовь неподкупной невесты Его. Но это опять пройдет. И опять блеснет луч утешения. И так-то обучает Господь возлюбленных Своих. Но горе тебе, если ты вознесешься как богачка, сущи нищая. (преп. Анатолий, 7, с. 127—128).

Вы, вкусивши по милосердию Божию сладость и утешение от молитвы, теперь не обретая сего в себе, смущаетесь, унываете, считаете себя виновницею сей потери, и ваше нерадение это истинная правда. Но я нахожу здесь и Промысл Божий, отъявший от вас сие утешение, не победивши страстей и не очистивши сердца своего, можно ли сохранить это богатство без вреда! И не дастся вам оно к пользе вашей, дабы не впали в прелесть (преп. Лев, 124).

А что вы чувствовали во время моления, по вашему мнению, противоположность в чувствах, то сие вы чувствовали потому, что, когда делали поклонения, тело было в движении, и в теле ощущали скоктания [щекотание] и брань, потому что ум мало спомоществовал, равно и душевные. от слабости мало спомоществовали. А когда вы одним умом внимали и душевно. в молитву вперяли, то вам Всемилостивый Господь пречувствительно спомоществовал (преп. Лев, 242).

Молитва Иисусова

Молитесь усердно Господу Богу и хладное сердце свое разогревайте Сладчайшим именем Его, поелику Бог наш огнь есть. Оное призывание и нечистые мечтания истребляет, и сердце согревает ко всем заповедям Его. А посему молитвенное призывание Сладчайшего имени Его должно быть дыханием души нашей, должно быть чаще биения сердца нашего (преп. Антоний, 22, с. 284).

Псаломские слова, троекратное повторение слов: «Обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им» (Пс. 117, 11) вполне понимают все делатели молитвы Иисусовой, хотя бы им этого никто не растолковывал. Они понимают, что это говорится про молитву Иисусову. Это одно из самых ясных мест о молитве Иисусовой, коих очень много в Псалтири. (преп. Варсонофий, 5, с. 156, от 24.05.1910).

. Как увидеть Христа? Путь к этому возможен: непрестанная молитва Иисусова, которая одна способна вселить Христа в наши души (преп. Варсонофий, 3, с. 123, от 12.04.1911).

Вопрос: «Когда я творю молитву Иисусову или справляю пятисотницу, я бываю очень рассеян, мысль так и перескакивает от одного к другому, она везде побывает, только не в словах молитвы». Ответ: «А все-таки уста освящаются именем Господа Иисуса Христа» (преп. Варсонофий, 5, с. 56, от 28.06.1908).

У нас один меч молитва Иисусова. Сказано: «Бей этим мечом невидимых ратников, ибо нет более сильного орудия ни на небе, ни на земли» (преп. Варсонофий, 5, с. 59, от 07.07.1908).

Путь молитвы Иисусовой есть путь кратчайший, самый удобный. Но не поропщи, ибо всякий идущий этим путем испытывает скорби. Раз решился идти этим путем пошел, то не ропщи, если встретятся трудности, скорби, нужно терпеть (преп. Варсонофий, 5, с. 77, от 02.11.1908).

. Чтобы всегда иметь память о Боге, для этого и молитва Иисусова (преп. Варсонофий, 5, с. 24, от 08.02.1908).

Молитва именем Иисуса есть завет, повеление Самого Христа. При пострижении в монашество дается обет молитвы Иисусовой. Обет остается обетом и требует исполнения его. Согласно обету, инок должен всегда иметь имя Иисусово на устах, уме и сердце, или, так сказать, всю свою жизнь наполнить молитвой Иисусовой. Весьма недостаточно, если инок в деле молитвы ограничится вычитыванием или приуготовлением некоторого числа молитв и молитвословий. Надо освятить всякое дело молитвой, чтобы не терять молитвенного настроения при житейских делах и обязанностях, к которым мы переходим по необходимости после молитвы, и которые заполняют время дня и ночи от одного молитвенного правила до другого, по большей части двух: утреннего и вечернего. Кто оставляет молитву, не прибегает к ней, забывает ее, после совершения молитвенного правила сразу вдается в суету, тот быстро теряет молитвенное настроение, ум и сердце наполняются у него пустотой. Чтоб этого не было и нужно творить молитву Иисусову при всяком деле, по крайней мере, понуждать себя к этому. Об этом много и прекрасно сказано святыми отцами. На них (эти статьи о молитве) надо обратить внимание. Дело молитвы первое дело. Молитва утешит в скорби, молитва не допустит уныть, молитва предохранит от греха, и всех плодов ее и действий не перечтешь. Говорит преподобный Марк Подвижник: «Скажем ли что, или сделаем что, не испросив помощи Божией молитвою все окажется впоследствии или погрешительным, или вредным мы подвергаемся таинственному обличению опытно» (глава 108. О думающих оправдаться делами). Вот какое значение молитвы. Во время монастырских всенощных бдений особенно было удобно привыкать к молитве Иисусовой. . Надо смиренно о себе думать и смирением растворить всякое свое делание, но ложное смирение, выставляемое в извинение своего нежелания и лености подвизаться, далече отогнать: «Где уже нам грешным это делать. То были люди святые. ». Так приходится слышать тех, кто не хочет трудиться для своего спасения. Можно им ответить: да, это верно, но и святые, очень часто, прежде были великие грешники, стали святыми, подвизаясь, поэтому грешником себя считать считай, а на добро себя понуждай. Будет польза. Самооправдание корень зла (преп. Никон, 21, с. 27—29).

Побеждалась в заутрени дремотою от малого сна и, чтобы разогнать дремоту, творила молитву Иисусову с поясными поклонами. При Иисусовой молитве поклоны класть не следует, молитва при [каждом] дыхании должна быть, но чтобы [это] незаметно было бы для других. И поясные поклоны должно класть в свое время, только когда полагаются [смотри в] Уставе (преп. Иларион, 47).

Молитва Иисусова, по научению святых отцов, прилична, когда человек идет, или сидит, или лежит, пьет, ест, беседует или занимается каким рукоделием, кто может при всем этом произносить молитву Иисусову со смирением, тот не должен оставлять оной, за оставление же укорять себя и каяться со смирением, но не смущаться, потому что смущение, какое бы оно ни было, есть признак тайной гордости и доказывает неопытность и неискусство человека в прохождении своего дела (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 83).

Пишешь ты, что в молитве Иисусовой есть у тебя какое-то запинание на словах «помилуй мя грешную»; это показывает, что прежде эта молитва совершалась тобою без должного смирения, без которого неприятна Богу и молитва наша. Поэтому принудь себя ударять на слово грешную с должным понятием (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 87).

Врага и приносящие искушения злые мысли отгоняйте молитвою: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Молитва эта может совершаться при всех занятиях (преп. Нектарий, 13, с. 174).

..К молитве простирайся елико можешь, поминая сказанное тебе при пострижении, как тебе давали четки: «Вот тебе, сестра, меч духовный. Глаголи выну во уме, во устех, в мысли, в сердце: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Держись и ты этого предписания, и как будет тебе возможно, так и произноси молитву, иногда умную, иногда устную, а на свободе и сердечную, если Бог поможет. А при немощах и неисправностях кайся и смиряйся, но не смущайся (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 121).

Дабы подвигнуть ленивых и унылых к упражнению в этой молитве, батюшка передавал следующий рассказ о силе имени Иисусова: «У одного боголюбца был обученный говорить скворец, который, постоянно слыша произносимую хозяином молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного, и сам навык ее повторять. Раз летом вылетел он в растворенное окно на улицу, а тут и налетел было на него ястреб, но скворец, по привычке, в испуге проговорил Иисусову молитву, и тотчас ястреб отскочил от него. Так даже бессмысленно произносимая молитва послужила во спасение от угрожавшей беды» (преп. Амвросий, 1, ч. 1, с. 106).

Молитву в келье читать устами: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную. Или: Боже, очисти мя грешную. А в церкви: Господи помилуй. И слушай больше, что читают. А если не слышишь, то всю молитву читай: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 70—71).

О Иисусовой молитве я писал вам, чтобы смиренно проходить, не увлекаться во мнение и подвизаться на заповеди Божий; да сохранит вас Господь от прелести вражией и дарует познать истинный путь (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 454).

. От молитвы Иисусовой, которую ты имела, при разговорах с другими, отстала. Явно, что незаметно тебе, как возмечтала о сем, то, к пользе твоей, и показана тебе твоя немощь, да смиришься. Кто употребляет сей меч духовный, надобно, чтобы был смирен, ибо тогда только оным поражаются враги, а без того многие попадают в неисцельную прелесть. Советую тебе не простираться на такую высоту. Но при свободе, при страстных движениях, при немощи призывать Бога сею молитвою со смирением (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 492-493).

О памяти Иисусовой ты пишешь, что не имеешь оную всегда и не имеешь чувств, какие имела прежде, о сем я выше тебе написал, а молитва Иисусова, когда будет со смирением проходима, то водрузится, а чуть увлечется ум во мнение, то или от нее отпадает, или обольщается. При молитве подвизайся на заповеди, а не ищи теплоты: сия возвышает, а заповеди смиряют. «Прежде времени бедственно искать высоких» (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 449).

Ты, M. М., жалуешься на себя, что всегда, как станешь творить молитву Иисусову, то и засыпаешь, и о сем смущаешься; не надобно смущаться, лучше засыпать с молитвою, нежели с какими-нибудь дурными помыслами. Когда же хочешь потрезвеннее ее исправлять, то пораньше проходи. Опасайтесь искать в себе высокого устроения, а смиренными ведитесь, вменяя себя быти отребие [ненужные остатки, сор]. (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 121—122).

А лучше всех крестиков и крестоносцев, всех портретиков и их подлинников вырисовывать на мягком юном сердце Сладчайшее Имя, светозарную молитовку: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную. Вот тогда-то будет верх радостей, бесконечное веселие. Тогда, когда т. е. утвердится в сердце Иисус, не захочешь ни Рима, ни Иерусалима. Ибо Сам Царь со всепетою Своею Материю и всеми Ангелами и святыми придут сами к тебе и будут жить у тебя. «Аз и Отец к нему прийдем и обитель у него сотворим» (Ср.: Ин.14, 23) (преп. Анатолий, 7, с.184).

. Только ты не забывай самого важного моего тебе завещания: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицею помилуй мя. Знаю, что вначале это дело трудное, но зато узришь свет и радость. А без сего делания тяжка и безотрадна жизнь иноческая, если продлится. Правда, трудно, но вникнуть тут особого нет ничего. Не требуется ни книг, ни свечей, ни времени. Сидишь, ходишь, ешь, лежишь, а сама все: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас! (преп. Анатолий, 7, с. 184-185).

. Молитву Иисусову всеми силами старайся держать она вся наша жизнь, вся краса, все утешение, что вначале она трудна это всем известно, но после зато неоцененна, всерадостна, вселюбезна (преп. Анатолий, 7, с. 204).

Делай по силе, делай со смирением и самоукорением, и обыкнешь, и полюбишь ее так, что и насильно не оторвут от нее. Потому что она сладка и радостотворна. «Помянух Бога и возвеселихся» (Пс. 76, 4) (преп. Анатолий, 7, с. 47).

Будь готова встретить скорби. Ибо всех, кому слюбится Иисусова молитва, враг никогда не оставит без отмщения, но непременно научит или старших, или младших, а уж пакостей непременно натворит (преп. Анатолий, 7, с. 49).

А молитву Иисусову творить привыкнуть скоро нельзя. Ты только старайся не забывать о Боге и кайся в забвении и развлечении. (преп. Анатолий, 7, с. 63).

Говорю о молитве Иисусовой. И слава Тебе, Господи, снисходящему нашим немощам! Постоянно творить ее тебе еще нельзя. Ибо, пока не вкусит человек, яко благ Господь, трудно непрестанно иметь в сердце Иисуса. Но и за то, что есть, слава Богу! Значит, пока держится молитва, не оставляй ее. А главное во время молитвы окаивай себя, как недостойную произносить имя, непрестанно славословимое на небеси и на земли Ангелами и человеками. А скорби собирай, как сокровище, ибо это очень способствует Иисусовой молитве. А потому враг и научает и подстрекает всех, кто только может, досадить тебе. Я тебя предупреждал давно, что всякий христианин чем больше держится за эту молитву, тем больше озлобляет диавола, не терпящего имени Иисусова и направляющего на такого людей, даже и близких (преп. Анатолий, 7, с. 65).

А что радость разливается в сердце это я тебе, кажется, говорил бывает. Иногда Господь желает подвижника утешить, видя, что он уже изнемогает: иногда же от усиленного напряжения к этой молитве. Сказано: Бог т. е. Иисус огнь есть (грехи и немощи) попаляяй! И потому, часто призываемый, Сладчайший Иисус не может не веселить сердце. Разве уж окаяннейший какой, якоже аз, огрубелый, то долго не может чувствовать радости. А настоящие молитвенники через несколько дней чувствуют радость и сладость, которая из сердца разливается и на всего человека. Но только опасно принимать ее без разбора, «ибо и сатана преобразуется во Ангела светла» (2 Кор. 11, 14). А потому, как неопытная в духовной жизни, будь осторожна: и принимать берегись, и отвергать берегись. Прочти у Марка Подвижника Слово 2-е, глава 28. Прочти еще в том втором Слове главу 134-ю. А если оставишь молитву, куда тебя тогда девать? Терпи. Это скоро все пройдет и слюбится. Молитва прекращается это обыкновенно от празднословия, обжорства, осуждения, и главное, от гордости. А так как ты особенно горда, то особенно и держись за эту молитву. А чтобы она никогда не прекращалась, так для этого ты, молоденькая, посиди у моря, подожди погодки! (преп. Анатолий, 7, с. 143).

Молитву Иисусову держи по силе. А когда ослабеешь, имей одну память присутствия Божия. Что молитва твоя не беспрерывна, не скорби это тебе рано. А благодари Бога за то, что есть. Спасайся, и да спасет тебя Господь (преп. Анатолий, 7, с. 147).

Помысл мучает тебя, что, если будешь горячо стараться о молитве Иисусовой, впадешь в гордость. Если будешь как должно проходить молитву Иисусову, то ничего этого не будет (преп. Иларион, 47).

. Один молился молитвой Иисусовой. Другой, стоя в храме со вниманием, молился словами церковных молитв, употребляя вне церковных служб другие некоторые молитвы. И того и другого молитву одинаково слышит Господь. Но молитва Иисусова все превосходит. Батюшка Варсонофий говорил: «Можно березовыми дровами натопить печь, а можно и осиновыми. Лишь бы тепло было». Вся суть в том, чтобы в душе было молитвенное настроение (преп. Никон, 8, с. 315).

Делание монашеское должно быть тайным. Потому и молитва Иисусова у святых отцов называется «сокровенным деланием». Даже от самого себя надо хранить в тайне, не трубить, как сказано в Евангелии, не только перед другими, но и перед самим собою (преп. Никон, 8, с. 324—325).

Вопрос: «Что это такое, батюшка, умная молитва?» Ответ: «Учитель молитвы Сам Бог». А в другой раз. о том же предмете [батюшка] невольно высказался: «Трудное это, брат, дело всего разломит» (преп. Амвросий, 1, ч.1,с. 51).

Иисусову молитву твори всегда, потому что призывание имени Господа помогало даже и язычникам. От рассеянности и празднословия воздерживайся трудом с молитвой Иисусовой, а от уныния спасайся плачем о грехах. Когда унываешь, говорит Апостол, молись, а когда весела то пой псалмы и песни духовные (преп. Иосиф, 11, с. 251).

. Спрашиваешь о молитве, как ее творить? Когда какое есть желание, но во время рассеянности устами вполголоса, т. е. слышали бы твои уши, а когда помыслы и все вообще мирное, то тогда лучше умом, со вниманием, держи больше молитву устную со вниманием. О высшей степени молитвы: нельзя ее проходить самочинно, без наставника опытного. Устную молитву всегда за всяким делом можно творить, и в церкви (преп. Иосиф, 100).

Вопрос: «А что, батюшка, всегда нужно перебирать с молитвой четки?» Ответ: «Обязательно. Всегда имейте четки при себе. За службой в церкви и на правиле они должны быть в руках. Если даже будут смотреть, ибо смотрят, не смущайтесь, перебирайте, творя молитву Иисусову. За обедней внимайте тому, что поется и читается, а молитву оставьте. Вот за всенощной можете в ход пустить четки, когда не слышите, что читают. За послушанием, конечно, невозможно перебирать. Тогда в уме без четок должна быть молитва. Когда в келье пишете, читаете, то четки должны быть за поясом. Когда же так сидите, то творите молитву по четкам. При разговоре можете говорить про себя: «Господи, помилуй». А можно даже и Иисусову молитву. » (преп. Варсонофий, 5, с. 25, от 11. 02. 1908)/

. Молитва Иисусова не только не мешает, но даже способствует слушать чтение и пение, и помогает обыкновенной церковной и келейной молитве, и услаждает, очень услаждает сердце, и дух делает мирным, и мысль дает светлую. А ты думаешь неправильно, ибо ты девочка неопытная, да еще своенравная. А ты старайся смирять себя, и молитва скоро привьется к тебе. Только не спеши, а жди помощи Божией. А что другие про тебя говорят, об этом не беспокойся. Ты пришла в монастырь угождать не людям, а Богу, который и спасет тебя в этом ручаюсь, только потерпи (преп. Анатолий, 7, с. 106).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Оценка 4.6 проголосовавших: 100
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here