Молитва при епитимья

Чудотворные слова: молитва при епитимья в полном описании из всех найденных нами источников.

Епитимья – это что? За какие грехи могут наложить епитимью?

Епитимья – это способ врачевания, попытка исправления человека или Божественное наказание? В чем состоит цель епитимьи, и кто вправе ее наложить? Попробуем разобраться в этом.

Епитимья: что это?

Епитимья (в переводе с греческого “епитимион” – “наказание по закону”) – это добровольное исполнение верующим человеком тех или иных исправительных действий. Это может быть длительный пост, продолжительная молитва, милостыня нуждающимся и т.д. Наложить епитимью может духовник, она не несет за собой какого-либо усечения прав верующего. Она является духовным врачеванием, иными словами, это урок, назначаемый с целью избавления от греха, который зарождает стремление к подвигу во имя Бога.

Молитвы и добрые дела, которые назначаются в виде епитимьи, должны быть полностью противоположны совершенному греху. Невоздержанному человеку может быть назначен более длительный пост, тому, кто увлекается мирскими делами – частое хождение в храм, усиленные молитвы, подверженному страсти сребролюбия назначаются милосердные дела.

Епитимья – не наказание

По словам священнослужителей, епитимья – это особое послушание, способное излечить душу грешника, но не наказание. К сожалению, на сегодняшний день у нас не проводится единой епитимийной практики. Многие священники либо не дают епитимью вообще, либо назначают слишком тяжелую, подчас непосильную для человека, что вместо созидания приводит к подавлению и разрушению человека как христианина. Не существует единого правила определения «размера» епитимьи. Порой в церковь приходят люди, которые очень далеки от духовной жизни, однако они искренне каются в совершенных грехах и утверждают, что им жизненно необходима епитимья за прелюбодеяние либо за какое-то другое греховное деяние. Игумен Нектарий утверждает, что неправильно было бы назначить такому человеку ежедневно читать Покаянный канон, ведь он не поймет в нем ни слова. Гораздо действеннее будет предложить ему самую простую епитимью, например ежедневные молитвы с поклонами дадут куда больший результат.

Виды епитимьи

Так как епитимья – это переданная через священника воля Божья, то относиться к ней надо серьезно. В установленные временные рамки (обычно 40 дней) нужно выполнить все назначенное, по возможности придерживаясь твердого распорядка. Возможны такие виды епитимьи:

  • милостыня;
  • длительный пост;
  • чтение домашних молитв;
  • воздержание от исполнения супружеского долга;
  • поклоны во время богослужения и др.

Если кающийся по каким-либо причинам не может выполнить епитимью, он должен обратиться к наложившему ее священнику за советом, как лучше поступить в этом случае, получить его благословение. Если грех кающегося очень серьезный (убийство, измена супругу), то помимо основных правил дополнительно может назначаться запрет на причащение на определенный промежуток времени.

Епитимья за детоубийство

Аборт – это тяжелый грех, ответственность за который ложится на обоих супругов, особенно если они считают себя верующими и осознают всю тяжесть этого поступка. Епитимья за абортированных детей, как правило, посылается самим Господом. Этот грех может быть прощен, если человек готов через всю жизнь смиренно понести наказание за свершенное действие. За это могут быть посланы проблемы с детьми, болезни или сложности в семейной жизни. Человеку, понесшему епитимью, важно понимать, что все происходящее с ним послано за сделанные ранее аборты, все это нужно беспрекословно принимать, каяться, просить прощения у Бога и, конечно же, больше никогда в жизни не повторять подобного.

Сказать к слову, епитимья – это то, что может быть наложено лишь духовным наставником. Ни один посторонний священник не сможет полностью вникнуть в ситуацию человека, как тот, который на протяжении длительного времени наблюдает за верующим, знает все тонкости его жизни. Поэтому на исповедях в паломнических поездках не стоит просить у монаха назначения епитимьи, ведь при всем его духовном опыте и адекватности он не сможет полноценно вникнуть в сложившуюся ситуацию.

Грех блудодеяния

Седьмая заповедь слова Божьего гласит о запрете всякого прелюбодеяния, то есть любого нарушения супружеской верности и других незаконных, блудливых связей. Нельзя заранее с точностью сказать, какого вида епитимья может быть наложена, все зависит от конкретного случая, воли человека к искуплению греха и решения самого наставника.

Так какие же действия являются грехами против седьмой заповеди? Это интимные отношения между мужчинами и женщинами, не состоящими в законном союзе, одобренном церковью. Епитимья за блуд может быть наложена с отлучением от причастия сроком на 7 лет. Прелюбодеяние (измена законному мужу или супруге), разврат, гомосексуализм и лесбиянство, искушение во сне – все это большие грехи, но это далеко не полный их перечень.

Стоит прислушаться к словам священников, которые говорят, что если епитимью не дает духовный наставник – ее назначает сам Господь. Если человек понимает это и принимает – результат, безусловно, будет действенным. Однако это куда более трудный путь, чем чтение канона в течение определенного времени, назначенного священником.

Что такое епитимья?

При знакомстве с правилами церковной дисциплины нередко всплывает определение «епитимья», которое не всегда верующими людьми трактуется правильно.

Для чего нужна

Итак, что такое епитимья в православии? Это не кара за совершенный проступок, а лекарство, врачующее язву греха в душе.

В переводе с греческого «епитимья» означает «наказание по закону». Это есть добровольное исполнение православным христианином определенных ему священником исправительных действий: усиленное моление, милостыня нуждающимся, строгий и длительный пост.

Даже после искреннего раскаяния в грехах на исповеди исцеление приходит не сразу, христианин только встает на путь исправления, где постепенно происходит его нравственное перерождение для спасения в вечности.

Внимание! Характер наложения епитимьи, степень строгости — строго индивидуальны для каждого грешника и напрямую связаны со складом его личности, с уровнем внутренней готовности верующего воспринять наказание.

Епитимья не есть наказание в прямом смысле этого слова. Это переданная через клирика Воля Всевышнего, врачевание души, урок, назначенный во благо исправления от греха. Отношение к его исполнению должно быть более чем серьезным.

Виды епитимьи

В качестве епитимьи обычно назначаются подвиги, которые прямо противоположны совершенному греху.

  • рассеянному и увлекшемуся мирскими удовольствиями человеку определяется частое хождение в храм и присутствие на Литургии;
  • невоздержанному в пище назначается более строгий пост (схожий с монастырским);
  • сребролюбленникам вменяются дела милосердия.

Епитимья дается человеку ради его же блага, для того, чтобы он осознал глубину своего греховного поражения и отдаления от Творца.

Временные рамки ее действия, как правило, ограничиваются 40 днями и на протяжении этого времени необходимо строжайше выполнять все назначенное.

Распространенные виды епитимьи:

  • чтение Иисусовой молитвы;
  • сугубый пост;
  • углубленное изучение духовное литературы (Жития святых, Акафисты, Псалтирь, Послания и другие источники);
  • земные поклоны во время богослужения в храме или при чтении утреннего и вечернего молитвенного правила дома;
  • временное исключение половой близости между супругами;
  • запрет на Причастие (в исключительных случаях).

Совет! Если кающийся по каким-либо причинам не в состоянии исполнить прощение, то следует подойти к батюшке, наложившему наказание, за советом, как поступить в сложившихся обстоятельствах.

Кто накладывает добровольное исполнение наказания

Наложить епитимью может лишь духовник или священник того храма, прихожанином которого является наказуемый.

По окончании исполнения запрещения, священник, наложивший его, и ни кто иной, должен прочитать особую разрешительную молитву. В особых случаях (смерть клирика или смертный недуг кающегося) разрешить запрещенного дозволяется другому батюшке.

Важно! Ни один из посторонних священнослужителей или монахов не сможет полностью вникнуть в ситуацию согрешившего человека, не зная всех особенностей его жизни.

Поэтому не рекомендуется, раскаявшись, испрошать наложения запрещения, находясь в православном паломническом туре, к примеру, в иноческой обители. Наложение епитимьи дозволяется лишь духовному наставнику прихожанина.

Немного истории

Ранее, согрешивший и искренне раскаявшийся человек, последовательно проходил четыре ступени покаяния:

Этим людям было запрещено появляться внутри храма. Вне Церкви они должны были прилюдно и с рыданиями сокрушаться о совершенных грехах и умолять входящих в храм прихожан помолиться о спасении их душ.

Грешники стояли в церковном притворе — месте, где обычно висит доска объявлений, люди пишут записки, там же они оставляют верхнюю одежду. Хотя, на самом деле, это место означает образ земли, образ покаяния, место оставления земной жизни.

Согрешившие внимательно слушали текст Священного Писания и богослужебные проповеди. Когда начиналось Таинство Евхаристии, они, вместе с оглашенными, были обязаны покинуть Дом Божий.

Людям разрешено было войти в церковный зал до самого амвона. В православных церквях амвон — это небольшое возвышение перед алтарем, с которого священники и диаконы произносятся проповеди, читают Евангелие, сюда же выходит клирик перед Причастием со Святой Чашей.

После удаления с Евхаристии слушающих и оглашенных, они припадали лицом ниц и служащий священник, с возложением на них рук, прочитывал специальные прошения, после чего и они выходили из зала.

Им было разрешено находиться в храме до окончании Литургии, но до Чаши с Кровью и Плотью Христа они не допускались. Так же им было запрещено приносить в церковь жертвенные дары.

Пройдя все покаянные ступени, раскаявшиеся грешники вновь принимались в церковную общину.

В ранней Церкви согрешившие люди отлучались от Причастия Святых Христовых Таин:

  1. раскольники и еретики — до момента отречения от греховных заблуждений;
  2. кровосмесители — на 12 лет;
  3. блудники — на 10-15 лет;
  4. убийцы — до 25 лет;
  5. мужеложцы — до 15 лет;
  6. клятвопреступники — до 10 лет;
  7. колдуны и чародеи — до 20-25 лет.

Современная Церковь

Мирянин подвергается строгому церковному наказанию за нарушение церковных канонов.

Чаще всего епитимья назначается за совершение абортов, колдовство, гадание на картах, прелюбодеяние, богохульство, алкоголизм.

Детоубийство

За лишение жизни не родившегося на свет ребенка несут ответственность муж и жена вместе, особенно если они исповедуют православие и осознают тяжесть совершенного действа.

Важно! Епитимья за детоубийство, как правило, посылается Самим Отцом Небесным.

Этот грех может быть прощен, если человек сознательно и смиренно готов пронести через всю жизнь наказание. Это может быть:

  • полное бесплодие обоих супругов;
  • проблемы в семье;
  • болезни.

Важно понимать, что весь негатив, сопровождающий его житие на земле, послан за сделанные аборты.

Совет! Необходимо непрестанно каяться во грехах, выспрашивать прощения у Господа и более никогда не совершать подобного.

Блудодеяние

Всяческое прелюбодеяние запрещено седьмой Заповедью Слова Божиего.

  • любое нарушение супружеской верности;
  • гомосексуализм;
  • лесбиянство;
  • разврат и прочие блудливые связи.

Внимание! В качестве епитимьи возможно отлучение от Причастия на срок до 7 лет.

Если человек осознает тяжесть совершенного грехопадения и принимает епитимью, то результат его исправления будет действенным. Но отлучение от Причастия — это более трудное «наказание», нежели, например, чтение канонов или строгий пост.

Богохульство

Современные мужчины чаще впадают в грех богохульства.

Женщины же обычно проклинают, но по своей природе это та же хула. При наступлении «черной полосы» в жизни, дамы яростно негодуют против Промысла Божиего и Его Правосудия, считая Творца несправедливым. Часто они забываются и предаются воле диавола, как следствие — извергают сатанинские проклятия.

Все это богохульство, достойное адских мучений.

Клятвопреступление

Встречаются люди, дающие клятву на Библии или Распятии. Они считают, что совершают сие действо во имя Господа, Его Пречистой Матери или святого.

На самом деле это согрешение направлено против Бога и ближних.

Важно! Этот смертный грех есть поругание величия Творца Неба и Земли.

Присвоение в личную собственность чужих вещей без ведома их владельца.

Недостаточно лишь мыслей и желания вернуть украденное.

Важно! Необходимо не только возвратить вещь, но и возместить ущерб, который понес владелец за время отсутствия у него украденной вещи.

Незначительная (малая) ложь не влечет тяжелых последствий.

Конечно, она есть грех, но не тяжкий. Но если же с помощью обмана человеку нанесен материальный или моральный ущерб, то грех становится тяжким.

Грешник обязан во что бы то ни стало исправить его и возместить. Только тогда Господь простит за зло, причиненное ложью.

Грех — это болезнь души, требующая срочного врачевания. Но до сих пор в мире не существует пилюли от душевных терзаний. Поэтому вместо таблеток существует епитимья.

Не существует в мире безвинных людей, каждый из нас в чем-либо грешен. Мы слабые существа и не способны соблюсти Заповеди Божии.

Важно! Епитимья — это не кара небесная, а духовное лекарство. Налагается она только после исповеди и лишь при условии искреннего раскаяния человека, готовности его к искуплению греха.

Если же раскаявшемуся исповеднику священник не считает должным дать «наказание», то его дает Сам Всевышний. Оно всегда бывает спасительным, но трудным и скорбным, во исцеление от грехов и страстей.

Молитва при епитимья

“Епитимия есть лекарство, которое накладывает духовный отец, чтобы закрыть рану, излечить болезнь своего духовного чада”.

Игумен Нектарий (Морозов):

Если человеку не дает епитимью священник, ему дает ее Господь. Только человек это не всегда замечает. Очень важно и заметить вовремя, и правильно отнестись. Это могут быть болезнь, невзгоды, неурядицы. Если человек понимает, что это ниспослано ему во исцеление его грехов и страстей, тогда такая епитимья, наложенная Самим Богом, бывает спасительна».

Свмч. Иларион (Троицкий). Покаяние в Церкви и покаяние в католичестве

Епитимия

Епитимия́ (эпитимия, епитимья́ от греч. ἐπιτιμία, «наказание») – духовное лекарство, способ врачевания кающегося грешника, заключающийся в исполнении им дел благочестия, определенных его духовником. Епитимия – духовно-исправительная мера, направленная на исправление человека, она – средство помощи кающемуся в борьбе с грехом. Под епитимией в православной аскетической литературе также принято понимать Божественные наказания в виде скорбей и болезней, претерпевание которых освобождает человека от греховных навыков.

Св. Василий Великий говорит, что цель епитимии состоит в том, чтобы согрешивших «извлечь из сети лукавого» (Василия Великого Правило 85) и чтобы «грех всячески ниспровергать и истреблять» (Василия Великого Правило 29). Срок епитимий, по его взгляду, не есть что-либо важное само по себе, а всецело определяется духовной пользой кающегося. Епитимия должна простираться только до тех пор, пока она нужна для душевной пользы согрешившего человека, врачевание надо измерять не временем, но образом покаяния (Правило 2). Св. Григорий Нисский говорит: «Как в телесном врачевании цель врачебного искусства есть едина – возвращенье здравия болящему, а образ врачевания различен, ибо по различию недугов в каждой болезни прилагается приличный способ врачевания; так и в душевных болезнях, по множеству и разнообразию страстей, необходимым делается многообразное целебное попечение, которое соответственно недугу производит врачевание». Время покаянной епитимии само по себе и для св. Григория Нисского не имеет определенного значения. «Во всяком роде преступления прежде всего смотреть должно, каково расположение врачуемого, и ко уврачеванию почитать достаточным не время (ибо какое врачевание может быть от времени?), но произволение того, который врачует себя покаянием «(Григория Нисского Правило 8). Кто исцелился от греховной болезни, тот не нуждается в епитимии. Св. Иоанн Златоуст учит, что духовник есть отец, но не судья, исповедь есть врачебница, а не судилище, для заглаждения греха нужно исповедать его. Он советует врачевать страсть упражнением в противоположных ей добродетелях.

Протоиерей Дмитрий Дашевский:

Образ епитимии может быть разный, например, делание добродетели противоположной греху. Вот, человек украл что–то, грех воровства, почему бы ему не предложить, предложить именно, раздать милостыню нуждающимся. У женщин очень часто специфический грех – искусственное прерывание беременности, но если она в своей жизни хоть кого-то сможет отговорить от этого греха, вот рядом будет человек, который будет колебаться: сделать или нет, в данном случае – поделиться тем, что она испытала потом – своими угрызениями совести…

архимандрит Нектарий (Антонопулос):

Кроме того, епитимий не являются некой данью, которую мы платим как выкуп за грехи, словно за «отпустительную грамоту» или для того, чтобы освободиться от угрызений совести. Они ни в коем случае не «выкупают» нас и не оправдывают перед Господом, Который не является беспощадным диктатором, требующим искупительных жертв. По большому счету, епитимий не являются наказаниями. Это – духовные лекарства и духовное закаливание, которые нам чрезвычайно полезны. Потому следует принимать их с благодарностью и соблюдать со тщанием.

Афанасий (Николау), митрополит Лимассольский:

Если священник скажет: «Знаешь, один год (или одну неделю, или один день) не причащайся», – это означает, что ты находишься под послушанием Церкви, и ты не оторван от нее, это является частью твоего лечения. Так происходит и с больным человеком, который с самого начала лечения идет на поправку. Лечение означает, что больной не брошен, а встал на путь своего выздоровления.

священник Михаил Воробьев:

Епитимья – это особое послушание, которое исповедующий священник предлагает исполнить кающемуся грешнику для его душевной пользы. В качестве епитимьи может назначаться запрет на причащение в течение определенного времени, увеличение повседневного молитвенного правила, дополнительное к правилу чтение псалтири, канонов, акафистов с определенным числом земных поклонов. Иногда в качестве епитимьи назначается усиленный пост, паломничество к святыням Церкви, милостыня, конкретная помощь ближнему.

В раннехристианскую эпоху епитимья назначалась в виде публичного покаяния, временного отлучения от полноты церковной жизни. Кающиеся грешники при этом разделялись на четыре разряда: плачущих, которые стояли у входа в храм и с плачем просили о прощении своих грехов; слушающих, которые стояли в притворе и слушали чтение Священного Писания и выходили вместе с оглашенными; припадающих, которые допускались в храм, находились в нем вовремя литургии верных и, падая ниц, выслушивали особую молитву епископа; вместе стоящие, которые присутствовали в храме вместе со всеми, но не допускались до причастия. Канонические правила, утвержденные церковными Соборами, определяли длительность епитимьи для каждой разновидности греха, причем за некоторые грехи предусматривалось пожизненное отлучение от Причастия, за исключением случая приближающейся смерти.

Епитимья накладывалась на грешников всех сословий. Святитель Амвросий Медиоланский подверг церковному покаянию Императора Феодосия Великого за жестокость в подавлении народного восстания. Была возложена епитимья и на Императора Льва Философа за его четвертый брак. Такому же наказанию за аналогичное преступление против нравственности был подвергнут Московский царь Иоанн Грозный.

Понимание епитимьи исключительно как церковного наказания, предназначенного для искупления грехов в земной жизни, было характерно для средневекового католичества. Можно сказать, что в Римо-Католической церкви такое отношение к епитимьи сохранилось и до настоящего времени.

Напротив, в Православной Церкви епитимья является не наказанием, а упражнением в добродетели, предназначенным для укрепления духовных сил, нужных для покаяния. Необходимость такого упражнения вытекает из необходимости длительного и упорного изживания греховных привычек. Покаяние – это не простое перечисление греховных поступков и желаний. Истинное покаяние состоит в реальном изменении человека. Приходящий к исповеди грешник просит Господа укрепить его духовные силы для праведной жизни. Епитимья, как составная часть Таинства Покаяния, помогает эти силы обрести.

Таинство Покаяния реально освобождает человека от греха, открытого на исповеди. Это означает, что исповеданный грех никогда более не будет поставлен в вину раскаявшемуся грешнику. Однако действительность Таинства зависит от искренности покаяния, причем сам кающийся грешник не всегда способен определить степень своей искренности. Склонность к самооправданию мешает грешнику определить истинные причины своих поступков, не позволяет изжить скрытые страсти, которые заставляют его повторно совершать те же самые грехи.

Епитимья помогает кающемуся увидеть истинное свое лицо, почувствовать отвращение к тому, что еще недавно казалось привлекательным. Упражнение в молитве, нелицемерный пост, чтение Священного Писания и святоотеческих книг дают почувствовать радость правды, добра, укрепляют стремление жить по евангельским заповедям.

Покаяние в Церкви и покаяние в католичестве

Новосвященномученик Иларион (Троицкий, +1929), Архиепископ Верейский

I. Взгляд на покаяние канонических епитимийных номоканонов

Принципиальное основание для церковной покаянной системы заполнено в цветущую пору Церковного богословия величайшими богословами древней Церкви. Еще в четвертом веке созданы были первые и основоположительные епитимийные номоканоны. Такими епитимийными номоканонами должно признать три канонических послания св. Василия Великого к Амфилохию, Иконийскому епископу, и каноническое послание св. Григория Нисского к Литоию, епископу Мелитинскому. Эти послания, канонизованные вторым правилом Шестого Вселенского собора, легли в основу всех позднейших произведений подобного рода, доселе сохраняют свои непререкаемый канонический авторитет в христианской Церкви и помещаются в “Книге правил”. Позднейшие епитимийные номоканоны постоянно ссылаются на покаянную систему св. Василия Великого, от которого и должно вести начало епитимийного номоканона восточной Церкви 1 . Но в названных епитимийных правилах выражен взгляд на значение епитимий и на смысл покаяния, взгляд, так сказать, канонический для Церкви, если она хочет быть верна своим вечным истинам.

Прежде всего следует заметить, что по своему характеру названные послания ничуть не напоминают какого-нибудь юридического кодекса, в котором были бы перечислены грехи и соответствующие им епитимии. Нет, это руководства для пастырей. Христианское пастырство должно быть подобно доброму Пастырю, который ищет заблудившуюся овцу и, “на рама восприим”, приносит ее к Небесному Отцу. Об этом-то идеале пастырства и говорят покаянные правила Василия Великого и Григория Нисского.

К IV веку Церковь ясно и определенно выразила учение о себе, как о врачебнице для немощей душ человеческих, как о педагогическом учреждении. Те ригористы древности, которые ради мнимой святости Церкви хотели совершенно зачеркнуть или так или иначе ограничить покаяние, были осуждены Церковью как еретики (монтанисты) или раскольники (новациане, донатисты). В тесной связи с понятием о Церкви как о врачебнице немощной совести человеческой, стоит общий идейный дух наших канонических епитимийных номоканонов. По взгляду этих номоканонов епитимия, лишение на то или другое определенное время причащения св. Таин и участия в общественном богослужении (в некоторых его частях), не есть только непосредственное следствие греха, но имеет непременно и воспитательное значение для самого грешника. По древнецерковным понятиям покаяние состоит не в исповедании только грехов, но непременно и в понесении епитимий, причем самая епитимия есть не что иное, как одно из врачебных средств. У св. Василия Великого для епитимии почти и нет никакого иного названия, как только врачевание; вся цель епитимии в том, чтобы согрешивших “извлещи из сети лукавого” (Василий Великого Правило 85) и чтобы “грех всячески низпровергати и истребляти” Василия Великого Правило 29). Василий Великий говорит о публичном покаянии, но и такое покаяние, по его взгляду, не только ограждает святость Церкви, но и врачует согрешившего. Василий Великий назначает для кающегося весьма продолжительные епитимии, но срок епитимий, по его взгляду, не есть что-либо самодовлеющее, а всецело определяется пользой кающегося. Епитимия должна простираться только до тех пор, пока она нужна для душевной пользы согрешившего человека. “Аще кто бы то ни был из падших в вышеписанные грехи, исповедавшись, сделается ревностным в исправлении, то приявший от человеколюбия Божия власть разрешати и связывати не будет достоин осуждения, когда, видя крайне усердное исповедание согрешившего, соделается милостивее и сократить епитимию (Василия Великого Правило 74). “Все сие пишем ради того, да испытуются плоды покаяния. Ибо мы не по одному времени судим о сем, но взираем на образ покаяния” (Василия Великого Правило 84). “Врачевание измеряти не временем, но образом покаяния” (Правило 2). В этих словах кратко и вполне ясно выражен взгляд св. Василия Великого на сущность покаяния и епитимии: покаяние и епитимия имеют одну высокую цель — совершенствование христианской личности.

Мы привели все эти выдержки из первоначальных церковных епитимийных номоканонов потому, что выраженные в них взгляды на смысл покаяния и на значение епитимий канонизованы Церковью: эти именно взгляды “со услаждением” приняли отцы Седьмого Вселенского собора, которые определили правилам св. Василия Великого и Григория Нисского “пребыть на веки несокрушимы и непоколеблемы” (Седьмого собора Правило 1). Отцы Первого Вселенского собора 12-м правилом постановили: “надлежит приимати в разсуждение расположение и образ покаяния. Ибо которые со страхом и слезами, и терпением, и благотворениями обращение являют делом, а не по наружности, тех по исполнении определенного времени слушания прилично будет приимати в общение молитв. Даже позволительно епископу и человеколюбнее нечто о них устроити. А которые равнодушно понесли свое грехопадение, и вид вхождения в Церковь возмнили для себя довольным ко обращению, те всецело да исполняют время покаяния”. Подобным же образом рассуждали и отцы Анкирского собора: “Епископы да имеют власть, испытав образ обращения, человеколюбствовати или большее время покаяния приложити. Паче всего да испытуется житие, предшествовавшее искушению и последовавшее за оным, и тако да размеряется человеколюбие” (Правило 5). Шестой Вселенский собор, канонизовавший покаянные правила Василия Великого и Григория Нисского, как бы в подтверждение их, выразил и свой взгляд на покаяние. “Приявшие от Бога власти решити и вязати должны рассматривати качество греха и готовность согрешившего ко обращению, и тако употребляти приличное недугу врачевание, дабы, не соблюдая меры в том и другом, не утратити спасения недугующего… У Бога и у приявшего пастырское водительство все попечение о том, дабы овцу заблудшую возвратити и уязвленную змием уврачевати. Не должно ниже гнати по стремнинам отчаяния, ниже опускати бразды к расслаблению жизни и к небрежению; но должно непременно которым либо образом или посредством суровых и вяжущих, или посредством более мягких и легких врачебных средств противодействовати недугу и к заживлению раны подвизатися, и плоды покаяния испытывати, и мудро управляти человеком, призываемом к горнему просвещению” (Правило 102).

Точно такой же взгляд на покаяние найдем мы и в других, не канонических, памятниках древне-церковной письменности. Так же рассуждает о покаянии св. Иоанн Златоуст в беседах о покаянии, о священстве и на послание к коринфянам. Златоуст говорит, что духовник-отец, а не судья, исповедь-врачебница, а не судилище, для заглаждения греха нужно исповедать его. Ни один врач, вместо того, чтобы дать лекарство больному, не подвергает его взысканиям и наказаниям за беспорядочную жизнь. Златоуст, подобно св. Григорию Нисскому, советует врачевать страсть упражнением в противоположных ей добродетелях (см. “Творения”, изд. С.-Петербургской Духовной Академии. Т 2, стр. 312—315, 317, 323, 324). В древних иноческих уставах, например , в уставе Тавеннисиотского общежития, епитимия и покаяние рассматриваются как меры исправления и врачевания (Еп. Феофан. Древние иноческие уставы. Москва 1892, стр. 146 и след.). Вообще древнее монашество покаяние вместе с епитимиями считало не судебным взысканием за преступления, не средством удовлетворения оскорбленной грехом правды Божией, но горьким лекарством для совести, которая может болеть и болит разными недугами. Представляя все покаяние под образом лечения тяжко больного, преп. Иоанн Лествичник говорит: “Каждая из страстей упраздняется одною какою-нибудь противной ей добродетелью” (слово 13,§ 9). Он же говорит о покаянии, как о прижигании; грехи сравнивает то с новой, то с застарелой раной (слово 5, § 30). Система епитимий представляла целый ряд духовно-лекарственных средств или операций, разнообразных соответственно грехам — болезням совести. Главной задачей при разработке системы покаяния служило вовсе не то, чтобы определять за разные грехи разное количество времени прохождения покаяния в одних и тех же покаянных степенях, а чтобы указать разные виды покаянного подвига для каждого грешника соответственно его грехам и силам, определить качественное содержание епитимий (см. С. Смирнов. Духовный отец в древней восточной Церкви. Сергиев Посад 1906, стр. 141, 134—148).

II. Покаяние по номоканону Иоанна Постника

Позднейшая церковная практика создала другие епитимийные номоканоны. C одной стороны, Василий Великий определяет слишком продолжительные сроки отлучения, а с другой, — уже в самих правилах Василия Великого даны основания для развития и смягчения покаянной дисциплины. В результате такого смягчения и развития покаянной дисциплины явились бесчисленные епитимийные номоканоны, так или иначе связанные с именем константинопольского патриарха Иоанна Постника. С понятием “номоканона Иоанна Постника” должно соединять представление не о каком-либо простом, первоначальном произведении, а о сложном целом, составленном из разных статей, принадлежащих разным авторам (Проф. Н. А. Заозерский. Номоканон Иоанна Постника, стр. 19). О подлинности номоканона Иоанна Постника едва ли может быть речь 2 . Как и всякое не цельное, а компилятивное произведение, номоканон Иоанна Постника подвергался всевозможным изменениям, а потому текст его и существует во множестве различных редакций. Вместе с исповедным чином он много раз переделывался и в Греции (восточно-греческие изводы), и на Западе (западно-греческие изводы), и в странах юго-славянских. Темная историческая судьба этого номоканона привлекала к себе внимание ученых, и вокруг него создалась большая специальная ученая литература. Задачей всех ученых исследований служит почти исключительно уяснение вопроса о подлинности или вообще о происхождении номоканона Иоанна Постника, о различных его редакциях. Так как мы имеем в виду идейную сторону епитимийных номоканонов, то все эти историко-критические исследования, мало имеют для нас значение. Каково бы ни было происхождение номоканона Иоанна Постника, сколько бы ни видоизменялся его текст, — бесспорно одно: при всем множестве редакций номоканон Постника всегда неизменно сохраняет общий идейный дух; идейная сторона номоканонов Постниковского типа одна и та же.

Можно даже сказать, что вся реформа покаянной дисциплины, связанная с именем Иоанна Постника, состоит в приближении епитимий к нравственному состоянию людей. Номоканон Иоанна Постника имеет в виду тайную исповедь. Тайная исповедь преимущественно пред публичным покаянием есть врачевание каждого отдельного человека, а потому и номоканоны дают наилучшее приспособление епитимий к тем целям, которые были указаны уже и раньше. Мы видели, что по правилам Василия Великого епитимия есть врачевство, но епитимии, определенные в этих правилах, мало соответствовали поставленной цели. Правила Василия Великого знают только один вид епитимии — отлучение от св. Причащения на продолжительные сроки. В номоканонах Постниковского типа время отлучения от причастия весьма значительно сокращено, но за то определяется для несущих епитимию особый род жизни. Кающемуся и несущему епитимию указывается особый пост, поклоны, молитвы и другие благочестивые подвиги. В номоканоне дано подробное описание трех родов покаянной епитимийной дисциплины. “Три различия существуют пищи и пития относительно епитимий кающихся женщин и мужчин, и принимают одно из трех по желанию” (Номоканон, грузинский текст, стр. 62). Все три рода епитимий по номоканону Постника весьма снисходительны (См., стр. 64—69), так что по окончании изложения уставов о пище, составитель рассуждает так: “Я знаю, что за эти весьма снисходительные определения я буду судим общим нашим судьей — Богом, но лучше мне быть осужденным за это, чем прославиться немилостивым” (Номоканон, стр. 69, 72). Снисходительная тенденция Постниковского номоканона многими уже в древнее время одобрялась. “Да никто же, — пишет Никон Черногорец, — возлюбленнии чудится еже в запрещениях сходному святого сего: отсецаяй бо грех и к тому его не делая вшед под иго Христово и заповедям Его работая, не требует великих запрещений, весь сраспят сый со страстьми и похотьми по Божественному Апостолу” (Пандекты, Слово 56). Но Николай Грамматик на вопрос Афонских монахов: “Следует ли налагать епитимии по номоканону Постника?” — отвечал: “Этот номоканон, отличающийся крайней снисходительностью, многих погубил; впрочем, кто имеет сознание добра, те, несмотря на поводы и преткновения, подаваемые этою книгою, будут направлены к лучшему образу жизни” (см. А. С. Павлов-Номоканон при Большом Требнике, стр. 22—23). Тем не менее две особенности Постникова номоканона — назначение епитимий в виде поста и молитвы и смягчение покаянной дисциплины — весьма хорошо характеризуют взгляды этого рода номоканонов на сущность покаяния. Покаянная система Иоанна Постника, назначая на тот или другой срок в качестве епитимии воздержание и благочестивые подвиги, непосредственно направляется к уврачеванию нравственно больных членов Церкви. Определяя такого рода епитимию, номоканон Иоанна Постника смотрит на нее, очевидно, как на врачевство, а вместе с тем и покаяние направляется лишь к одной цели — врачевать грешника и скорее возвращать его в полное церковное общение. При иных взглядах на смысл покаяния и епитимии едва ли была бы нужна и возможна вся епитимийная система, предлагаемая в номоканоне Иоанна Постника.

Общее смягчение покаянной дисциплины тоже возможно только при взгляде на епитимию как на врачевство, имеющее значение лишь постольку, поскольку оно нужной полезно для самого кающегося. В предисловии к номоканону Постника есть исторический очерк смягчения покаянной дисциплины, и в этом очерке ясно выражена та мысль, что епитимия имеет тесную связь с нравственным состоянием кающегося, а потому и может она изменяться. Так уже Василий Великий, “правильник милостивый”, даровал многое снисхождение, чтобы не доводить согрешающих до отчаяния. После же сего следовавшие другие отцы умалили число лет покаяния. Все это благий Господь определил потому, что видел, как люди стали слабы в борьбе со грехом (Стр. 10— 1 1). В грузинской редакции кроме того замечается: “Не для гнева взращивает согрешивших, но великой милостью и благостью облегчает раскаяние во грехах” (Стр. 10). За всю эту неизреченную благость Господа Бога нашего слава великая прекрасному человеколюбию Его (Стр. 12). Вот почему номоканон порицает тех, которые, чтобы показаться неуклонными исполнителями евангелия, епитимию ставят выше человека, так что человек становится созданным для епитимии. “Многие по не разумению, вместо исцеления, принесли больше вреда и чрезмерной строгостью епитимий сделали боленеизлечимыми язвы болящих душ” (Стр.12—13).

Если, таким образом, номоканон епитимию ставит в связь с личностью кающихся, то понятно, что строгую или слабую епитимию, по его взгляду, должно назначать в зависимости не от греха, а от нравственного состояния личности. Принимающему исповедание не должно смотреть ни на тяжесть, ни на множество грехов. Бывают люди мало согрешившие, но в покаянии ревностные. Таким можно епитимию дать более тяжелую. Исполняя эту епитимию, кающийся не только исцелится от грехов, но путем благочестивых подвигов достигнет некоторых положительных результатов. Господь воздаст ему за его усердие. Бывают же и такие люди, которые много согрешили, но беспечны и слабы. Таким людям лучше дать епитимию полегче, чтобы они получили хоть некоторую пользу. Строгая же епитимия для таких людей может быть только вредной, — своей тяжестью она может ожесточить кающегося и отвратить его от покаяния (Номоканон, стр.70—72).

Епитимию при покаянии назначает духовник, но назначает ее с согласия кающегося. При назначении епитимии духовник является не строгим и грозным судьей, карающим от лица Божия за грех раскаявшегося преступника; нет, по номоканону Иоанна Постника, и при назначении епитимий духовный отец, все тот же любящий отец и друг кающихся. Описание самого назначения епитимии в номоканоне настолько характерно, что не нуждается ни в каких комментариях. Вот это описание в переводе с греческого. “И тогда восставляет его, целует как собственную душу, если можно, возлагает руку на его шею, говоря ему что пусть все это, брате, будет отныне на мне, и особенно если увидит его погруженным в великую печаль, и после этого садится с ним и спрашивает его с ласковым видом, какую из трех родов хотел бы он взять епитимию. Но прежде всего быть ему в благой надежде по всему, и дать ему прежде всего завещание: если что отныне случится тебе сделать злое, все мне с радостной душой исповедуй, где бы я ни был” 3 . Грузинский текст добавляет, что вопрос, какую кающийся может исполнить епитимию, относится лишь к молитве и посту; отлучение же от Причастия дается сообразно с грехами (Номоканон, стр. 74). Здесь ясно различаются два рода епитимий: отлучение от причастия и благочестивые подвиги. Первое необходимо, как следствие греха, а подвиги, направленные исключительно на врачевание греха, назначаются по силе кающегося, а не по сравнительной тяжести греха. “Не бо еже хочет должен есть дати запрещаяй запрещение, ни еже подобает лепое, но еже произволивает сохранити запрещаемый: яко неправеденству греховному от благоутробных и христоподобных и добре рассудите могущих… даются запрещения” (Горчаков, цит. соч., стр. 74. Migne, РG., t. 88, соl. 1926 sqq.). В другом месте номоканона положительно говорится, что кто не может или не желает исполнить полной епитимии, пусть исполняет половину ее; кто же и половины исполнить не может, тот пусть исполняет третью часть (Номоканон, стр. 68—69).

Если епитимия, как это видно из вышеизложенного, есть врачевство, то и применяться она должна только до тех пор, пока человек греховно болен. Нельзя думать, что для исцеления от греха необходимо должно совершать покаяние в течение определенного срока. Время покаяния, определяемое в канонах, совершенно не имеет обязательного значения. “Не по точности божественных правил определять епитимии, но по качествам лица” 4 . Один и в продолжительное время не исцелеет; другой может очиститься от греха и в короткое время. В этом пункте номоканон Иоанна Постника стоит в полном согласии с правилами Василия Великого. Составитель номоканона и цитирует 84 прав. Василия, по которому следует смотреть не на время, а на образ покаяния, и продолжает: получивший от человеколюбивого Бога власть вязать и решить имеет власть сократить время епитимии и за это не заслуживает осуждения, потому что в Священном Писании нам известно, что исповедующийся с большою ревностью, скорее получает прощание (Номоканон, стр. 76—79).

Таким образом, канонический взгляд Православной Церкви на сущность покаяния, по которому оно есть только врачевство для греховно-больной души, этот взгляд всецело удержан и в номоканоне Иоанна Постника. Номоканон только подробнее раскрывает значение епитимий и дает больше наставлений духовнику, причем составитель сам оговаривается, что наставления эти он дает от своего личного опыта. В общих чертах и в принципе покаянная дисциплина номоканона Иоанна Постника та же самая, какая определена была еще св. Василием Великим и канонизована Трульским собором. Проф. А. С. Павлов замечает, что сходство между покаянным номоканоном соборным правилом иногда становится почти буквальным. Знаменитый канонист приводит краткую параллель между номоканоном и правилом, после чего ставит не решаемый им вопрос: собор ли имел пред собою номоканон (анонимный или с именем Иоанна Постника), или, наоборот, автор номоканона следовал соборному правилу 5 ? Проф. Н.С. Суворов подробно опровергал приведенную Павловым параллель (К вопросу о западном влиянии стр. 11О-130),но если между номоканоном и соборным правилом и нет буквального совпадения, то все же номоканон совпадает с правилом во взгляде на покаяние и назначение епитимий: епитимия не есть что-либо самодовлеющее, но она есть врачевство, назначенное в соответствии с состоянием грешника.

Номоканон Иоанна Постника, взгляды которого на покаяние мы изложили, можно назвать самым типичным епитимийным номоканоном восточной Церкви. Этот номоканон имел даже большое практическое значение. Вальсамон говорит о своем времени, что большая часть духовников налагает епитимии по номоканону Иоанна Постника (Толкование на 11 ответ патриарха Николая некоторым монахам. Migne, РG., t. 138, соl.949). Матфей Властарь и Константин Арменопул приводят отрывки из Постникова номоканона наряду с общепризнанными правилами св. отцов. Кроме того, Властарь сделал обширное извлечение иэ этого номоканона, которое поместил в конце своей алфавитной синтагмы (А. С. Павлов. Номоканон при Большом Требнике, стр. 23). Рецензия Властаря получила даже церковный авторитет и в переводе на новогреческий язык издана в Пидалионе, а отсюда и в Екзомологитарионе (руководство к исповеди и исповедный чин), так что в греческой Церкви современным духовникам в качестве руководства для совершения покаяния и наложения епитимий указывается, правда, сокращенная редакция Постникова Номоканона. Властарево сокращение Постникова номоканона помещено и в известной Афинской “Синтагме божественных и священных канонов”, изданной Ралли и Потли (Павлов, стр. 24).

Уже в самые первые времена христианства у славянских народов номоканон Постника появляется и на славянском языке. Еще в ХП веке номоканон Постника был в употреблении древнерусских духовников, как это видно из знаменитых “верашаний” Кирика. Кирик в своей беседе с Нифонтом много раз ссылается на номоканон Постника: “Се писано есть в заповеди Иоанна Постника”, “а еже написанное в заповеди Иоанна Постника”, “написано есть в заповеди Иоанна Постника”, “яко в Иванове заповеди писано есть” (Вопрошания 71, 78, §3 и 95. Русская Историческая Библиотека. Т. VI. СПб. 1880, стлб. 42, 45, 46, 50). Номоканон Иоанна Постника вошел в древнеболгарскую кормчую, списки с которой имеются в древнерусских кормчих, именно в Устюжской (Рукопись библиотеки Румянцевского Музея № 230) и в Иоасафовской (Рукопись библиотеки Московской Духовной Академии № 54). В древнерусской епитимийной литературе имя Иоанна Постника было наиболее популярным. Именем Иоанна Постника нередко надписывались сборники всевозможных правил, ему совершенно не принадлежащих. Наконец, по мнению проф. А. С. Павлова, и номоканон при Большом Требнике есть не что иное, как особая редакция книги Постника. В Требнике удержана первая часть этой книги, содержащая в себе “чинопоследование” исповеди, вместе с наставлением духовнику, как принимать и спрашивать кающихся, как налагать на них епитимии. Сам епитимийный номоканон при Большом Требнике постоянно цитирует правила Иоанна Постника (ст. 29, 39, 59, 64, 72, 74, 144, 186, 187). В XVI веке греческие канонисты и духовники иначе и не называли этот номоканон, как Постниковым (Проф. Павлов, цит. Соч., стр. 26. 30—31). Следовательно, официальный современный номоканон русской Церкви стоит в тесной связи с номоканоном Иоанна Постника. Таким образом, мы имеем полное право назвать номоканон Иоанна Постника наиболее характерным для церковных взглядов на сущность покаяния. Под влиянием идей Постникова номоканона слагалась покаянная практика Православной Церкви, слагалась покаянная психология людей грешных и кающихся, устанавливались отношения духовных отцов к их духовным детям, вообще создавалась теплая и благодатная атмосфера церковно-народной жизни, стремящейся к угождению Богу и спасению души.

1 Проф. Н. А. Заозерский. Номоканон Иоанна Постника в его редакциях грузинской, греческой и славянской. М., 1902, стр. 64. Срвн. проф. А.И. Алмазова: Канонарий монаха Иоанна, стр. 141—143. Записки Императорского Новороссийского Университета. 1907, т. 109. 2 Проф. Заозерский. Номоканон Иоанна Постника, стр. 19. Впрочем, в том или другом смысле подлинность номоканона, его принадлежность известному константинопольскому патриарху утверждает проф. А.С. Павлов. Номоканон при Большом Требнике. Одесса, 1872. Стр. 19—26 и подробнее во втором изд. М., 1897. Стр. 32—40 и приложение стр. 455—491. Также в статье: Мнимые следы католического влияния в древнейших памятниках юго-славянского и русского церковного права. Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. 1891. Т. 2, стр. 726—740. То же и проф. А.И. Алмазов. Тайная исповедь в Православной Восточной Церкви. Т. 1. Одесса, 1894. Стр. 72—77. 3 Номоканон. Стр. 75—77. см. еще Н.С. Суворов. К вопросу о западном влиянии на древнерусское право. Ярославль, 1893, стр. 113. Мigne. Раtrоlоgiае сursus соmрletus, sеr. gr. t. 88, соl. 1926. Горчаков. К истории епитимийных номоканонов Православной Церкви. СПб., 1874. Стр. 74. Алмазов. Тайная исповедь. Т. III, стр. 3, 21, 105, 107, 109. 4 У Павлова. Мнимые следы… Чтения в Обществе Любителей Духовного Просвещения. 1891. Т. 2, стр. 728—729. У Суворова. К вопросу о западном влиянии. Стр. 114. 5 Мнимые следы… Чтения в Обществе Любителей Духовного Просвещения. 1891. Т. 2, стр. 723—729. Здесь проф. Павлов буквально повторяет то, что писал раньше академику М.И. Броссе. Замечание о грузинском номоканоне. Записки Императорской Академии Наук. 1874. Т. 25, 1, стр. 34—35.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Оценка 4.6 проголосовавших: 100
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here